Регионы ушли в минус

Главный научный сотрудник Института социальной политики РАНХиГС Наталья Зубаревич рассказала о дефиците бюджета в регионах и его причинах.

«У нас бывали и годы, когда большинство регионов заканчивали с профицитом. Но в период выполнения майских указов в 2013, 2014 и 2015 годах количество регионов с дефицитом бюджета действительно превышало 75. В 2016 году было 56 регионов с дефицитом бюджета.

Мы это все уже проходили. Причина просто была другая — не ковидный кризис и локдаун, а необходимость повышать зарплату бюджетникам при очень слабой дополнительной помощи из федерального бюджета. То есть регионы все это вынуждены были делать за свои средства и, в основном, влетели в дефицит. Именно с тех пор у нас накопился гигантский долг регионов в 2,4 трлн руб. (в начале 2016 года). Сейчас причины другие, а результат похож.

Как мы и писали, со второй половины года дефицит бюджета будет у многих регионов. 58 регионов с дефицитным бюджетом — это много, и объем дефицита тоже понятен. Причем он вырос резко, так как был существенно меньше и за январь—ноябрь составлял всего лишь 123 млрд руб. В целом за год получилось 762 млрд руб., так как основные расходы бюджетов регионов приходятся на декабрь.

Это означает, что в декабре регионам пришлось закрывать множество госконтрактов, оплачивать их, и расходы резко выросли. Бывает так, что 30% всех расходов года приходится на декабрь, когда закрываются госконтракты. Это вполне естественно. Если за январь–ноябрь дефицит составлял 1% всех доходов бюджета, то за весь год получилось 5%. Это немаленький дефицит, но бывало и хуже.

Надо говорить о двух факторах. Первый фактор, конечно, пандемия, которая очень сильно сжала доходы, но она их сжала за период январь–ноябрь: уже тяжело, но не убойно. Собственные доходы, то, что сами регионы зарабатывают, за январь–ноябрь сократились на 425 млрд руб.

Но трансфертов из федерального бюджета регионам добавили чертову тучу: 1 трлн 217 млрд. То есть практически в три раза перекрыли падение собственных доходов. Не всем. Не поровну. Все очень по-разному, но суть в том, что это гигантские дополнительные деньги. Это первая причина дефицита бюджетов: вроде как доходы упали, но падение доходов перекрыли.

Вторая причина. Регионам пришлось адски наращивать расходы, потому что за год в целом расходы выросли на 15%, за январь–ноябрь — на 16%. На что? Многократно выросли расходы на здравоохранение.

В целом по всем субъектам Федерации этот рост расходов на здравоохранение составил 76%. Это много.

Если берем без Москвы, то 63%, потому что Москва нарастила расходы на здравоохранение на 230%, то есть в 2,3 раза.

Второй очень сильный рост расходов, конечно, в сфере социальной политики, или соцзащиты. Тут наблюдается рост практически на четверть — на 24%. В них вошли дополнительные выплаты пособий по безработице, хотя на них выделяли отдельные деньги из федерального бюджета, дополнительные пособия населению и так далее.

А третья причина — это нацпроекты, которые никто не отменял. И их тоже надо было выполнять. Деньги на них добавляли в виде субсидий, но все равно очень значительную сумму пришлось добавлять из бюджетов самих субъектов. Поэтому если мы берем рост расходов на национальную экономику, то это 12%. Правда, без Москвы поскромнее — плюс 7%, но все равно расходы пришлось прилично наращивать. И еще ЖКХ, если мы берем без Москвы, то это плюс 8%, потому что, чтобы тарифы не росли так сильно (население-то обеднело), часть их роста компенсировали из бюджета.

И вот это все вместе: здравоохранение, соцзащита, вся социальная сфера плюс необходимость выполнять всякие KPI привели к общему росту расходов на 15%. Доходы за январь–ноябрь благодаря трансфертам и всей этой помощи выросли на 7%, а собственные доходы регионов без трансфертов составили минус 4%. Но даже если у вас плюс 7%, а тратить надо больше на 15%, у вас дыра в кармане. Это комплекс причин».

Источник: Новая газета