Час «пятисотых»

На девятом месяце войны, впервые с ее начала, в России возбудили уголовные дела по статье «Невыполнение приказа». Кому-то покажется странным, но в обществе это не только не вызвало какого-либо зримого осуждения либо отрицания. Кажется, общество готово к еще более жестким мерам, направленным на то, чтобы добиться реальных перемен на фронте…

Даже до домохозяек уже дошло, что уговорами и увещеваниями не воюют. Воюют – приказами. И если мы не хотим растянуть специальную военную операцию на энное количество лет, пора эти приказы выполнять. А к тем, кто не выполняет – применять меры. По законам военного времени. Как это, кстати, давно происходит на той же Украине, где никакого миндальничания на эту тему нет.

Итак, на двоих военнослужащих воинской части, дислоцированной в Белгородской области, возбуждены уголовные дела за отказ выполнять боевой приказ. В Минобороны таить этого не стали, подтвердив, что оба бойца – они, кстати, из разных подразделений – проявили трусость. Сначала в устной, а потом и в письменной форме отказались выполнять приказ командира части об убытии в зону ведения боевых действий, вследствие чего в отношении них были возбуждены уголовные дела по ст. 332 УК РФ ч. 2.1 («Неисполнение приказа»). За это предусмотрено наказание от двух до трех лет лишения свободы.

Фамилии отказников не афишируются, но поскольку задержали их прямо на построении, а кадры, когда их под белы рученьки «пакуют» в «воронок» военной полиции, тут же слили в сеть, сохранить инкогнито им вряд ли удастся. Друзья, знакомые, одноклассники наверняка уже моют им кости.

А, может, и не моют. Может, берут под защиту. Спрашивают, чем, мол, они хуже десятков тысяч наших соотечественников, которые скрылись от частичной мобилизации в ближнем и дальнем зарубежье. Или детей высокопоставленных дагестанских чиновников, которых глава республики всего лишь пожурил за то, что отмазывают своих сынков от армии. Пожурил, но не уволил, и даже не назвал пофамильно.

У этих двоих, пошедших под суд, таких отцов наверняка нет. Потому и сделали ребята свой выбор, предпочтя отсидеть пару-тройку лет. Вернуться с зоны живым и невредимым шансов впрямь больше, чем с войны. Что до позора, то кого им в наше время испугаешь?

Или не с таким же позором бежали все девять месяцев от войны те многочисленные «пятисотые» из числа не только контрактников, но и кадровых офицеров? Одни просто увольнялись по истечению контракта, а то и разрывали его досрочно. Другие банально не возвращались из отпусков или внезапно обнаруживали у себя болезнь, несовместимую с условиями службы на передовой.

Все это время о них, «пятисотых», никто и не заикался. Поскольку из-за отсутствия в стране военного положения, формально дезертирами они как бы и не являлись. Не несли никакой уголовной ответственности за отказ воевать, поскольку досрочный разрыв контракта был их законным правом. Сам заключил контракт – сам расторг. Какие претензии?

Тему эту поднимали разве что на служебных совещаниях за плотно закрытыми дверями. От бессилия воздать каждому такому негодяю по заслугам отцы-командиры или кадровики порой чудили, пытаясь хотя бы испортить «пятисотым» военный билет. Но суды потом однозначно становились на их сторону, признавая незаконной печать с надписью «Склонен к предательству, лжи и обману» и требуя от офицеров привести документы отказника в соответствие с действующими юридическими нормами.

Только совсем недавно, в сентябре, осознав, наконец, что Уголовный кодекс тоже пора привести в соответствие с реалиями военного времени, в него внесли соответствующие изменения, касающиеся уклонения от мобилизации, дезертирства и сдачи в плен. Теперь за это светят вполне реальные тюремные сроки.

Впрочем, одна лазейка у «пятисотых» все-таки осталась. Федеральный закон об альтернативной гражданской службе (АГС) в условиях специальной военной операции никто не отменял, и потому каждый потенциальный защитник Отечества может заявить, что военная служба противоречит его убеждениям или вероисповеданию. Тем более что Конституцией России закреплено прямое право на АГС даже в условиях мобилизации.

Только вот не видно альтернативщиков ни в госпиталях, где надо ухаживать за раненными бойцами, ни на оборонных предприятиях, где надо делать все для фронта и для победы.

А коль так, нечего удивляться, если ряды «пятисотых» будут множится.

На войне, как на… спецоперации.

Тихон Кулаков