Права человека и обязанности солдата

Бунт на корабле – это плохо. На корабле, ведущем боевые действия – плохо вдвойне. Но еще хуже не разобраться в причинах этого явления. Или умолчать их.

Под бунтом в данном случае мы подразумеваем попавший в поле зрения СМИ конфликт на армейском плацу в подмосковном парке «Патриот». Здесь один из мобилизованных, которого зовут Александр Лешков, во время строевого смотра сначала обвинил отцов-командиров в профанации боевой подготовки, затем демонстративно закурил и выпустил дым в лицо стоявшему перед ним подполковнику. А после… ударил его в грудь и призвал сослуживцев не выполнять приказы командования.

Приехали…

Лешков вместо того, чтобы учиться военному делу настоящим образом, теперь ожидает своей участи в сизо. По действующей статье УК ему светит до 15 лет колонии. И поделом! Такого рода проявления надо карать жестко и на корню. Иначе в бою пуля прилетит не в лоб, а в спину. Но если не попытаться понять, что спровоцировало Лешкова на этот эмоциональный выплеск, пули будут лететь отовсюду.

По версии следствия, мобилизованный военнослужащий спровоцировал конфликт, чтобы привлечь внимание к себе и своим сослуживцам, коллективное мнение которых он будто бы выражает. Мнение же состоит в том, что мобилизованных учат не тому, что потребуется им в зоне проведения СВО. «Мы на войне строем будем ходить? Это профанация. Имитация стрельб, имитация учений и имитация строя», — страстно заявил Лешков. Пожаловался он и на качество выданных бронежилетов, на то, что ребята сами покупают разгрузки, аптечки и многое другое.

Тут надо, как говорится, отделить мух от котлет. О том, что далеко не везде мобилизованные обеспечены должным образом, хорошо известно. Но это не повод дерзить и оскорблять конкретного офицера. Равно как и обещать «прийти в штаб и начать ломать конечности» или высказывать претензии по поводу хождения строем.

Стоит ли говорить, что снятое кем-то видео этого конфликта не только мгновенно разлетелось по сети, но и вызвало огромный резонанс. Совет при президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества (СПЧ) даже взял эту ситуацию на контроль. Хотя и не очень ясно, чьи интересы в этом случае защищать – общества или человека?

Секретарь СПЧ Александр Точенов, отдавший 22 года службе на границе, в том числе и в экстремальных ситуациях, в своем телеграм-канале напоминает: «Товарищи солдаты, запомните: строевая подготовка – тоже элемент слаживания подразделений. «Перебежки и переползания», это, без шуток, из Строевого устава. Можете поверить на слово, знаю на деле, многое проверил на собственной шкуре».

Но, обращаясь уже к командному составу, Точенов акцентирует внимание на том, что элементы строевой подготовки – только один из этапов обучения. «Ваша задача, товарищи офицеры и сержанты, научить бойцов воевать, побеждать и не погибать! Мобилизованным бойцам необходимо восстанавливать навыки и обучаться новым. Делать это должны командиры, имеющие современный опыт ведения боевых действий, и именно в Новороссии. Мой боевой опыт прошлого века и даже новый, сирийский, сейчас малопригодны. И не забывайте, что перед вами не молодые пацаны, а мобилизованные, отслужившие и имеющие, в том числе, боевой опыт бойцы. Так что, братцы, уберите свои амбиции глубоко-глубоко (касается и бойцов, и командиров) и серьезно займитесь боевой подготовкой. Другой путь – военный трибунал», — призывает секретарь СПЧ.

Есть, кстати, и третий путь. Превращение армии в откровенный балаган с формированием, как в 1917 году, солдатских революционных комитетов. Чем это заканчивается, хорошо известно. Но в сети немало сторонников именно такого пути! А услужливые юристы уже спешат свести все к тому, что Лешкова к такому поступку привело его… психологическое состояние. Мол, все мобилизованные сегодня находятся в «психотравмирующей ситуации», они привыкли к мирной жизни, им трудно перестроиться, и это-де может являться своего рода оправданием такого буйного поведения. Не надо, мол, устраивать из этого показательный процесс. Лучше – понять и простить.

В том же СПЧ сегодня призывают не только во всем детально разобраться, но и обратиться за разъяснениями к командованию, пообщаться с сослуживцами Лешкова.

Ну, ребята, с такими «играми в демократию» мы далеко на Украине не пойдем…

Наилучшим выходом из этой ситуации, пожалуй, стал бы перевод «отличившегося» бойца в ЧВК «Вагнер». Там и с бронежилетами проблем нет, и с возможностью показать себя в деле.

Не откажете, господин Пригожин?

Тихон Кулаков