Тревожно, знаете ли…

Социологи фиксируют у россиян рост тревожного настроения. Фонд «Общественное мнение» сообщает, что менее чем за две недели уровень нашей тревоги вырос с 56 до 59 процентов. Но тревожиться можно по разным поводам.

Можно по поводу ведения войны, а можно – по поводу… неумения ее вести. Так вот, если верить тем же социологам, большинство россиян не ставят под сомнение необходимость ведения специальной военной операции на Украине. ВЦИОМ выяснил, что ее поддерживают 70 процентов россиян. А рейтинг человека, ее начавшего, даже вырос – тот же ВЦИОМ свидетельствует, что Владимиру Путину доверяют 78,1 процента россиян, а его деятельность одобряют 74,1 процента.

Поддерживаем, доверяем, но в то же время… тревожимся. С одной стороны, это объяснимо, ибо войн без тревог не бывает в принципе. Такова уж человеческая природа: если б не тревожились, подались бы туда, где тревоги меньше. В Грузию или Казахстан.

С другой стороны, центр тяжести наших тревог все отчетливей смещается в сторону сомнений, что нам по силам решение тех задач, о которых было громко заявлено утром 24 февраля. Что мы недооценили потенциал нашего противника, не очень верно спрогнозировали модель его поведения в экстремальной ситуации. И несмотря на клятвенные заверения Верховного главнокомандующего, что цели и задачи СВО остаются прежними, что мы доведем дело до логического конца, червь сомнения в этом все же гложет нас изнутри. В немалой степени провоцируя рост тревожности.

Пока эта тревожность не критична. Отчасти она даже мобилизует нас. Мы тревожимся, что штатной численности Вооруженных Сил для завершения СВО не хватит, и с готовностью идем военкомат, чтобы стать в ряды мобилизованных. Мы собираем для наших подразделений все, начиная с теплых вещей и заканчивая квадрокоптерами. И, в общем-то, не ропщем, когда даже в небогатых бюджетных организациях ставят перед фактом, что каждый месяц вплоть до завершения спецоперации из зарплаты будут удерживать по 100 рублей в фонд поддержки армии.

Хотя, по правде сказать, иногда это натуральное свинство. Недавно в Белгороде местная бюджетница с зарплатой в 13 тысяч, обремененная кредитом и маленькими детьми, пожаловалась губернатору на ежемесячные сборы на нужды военных. Губернатор назвал это безобразием, сказав, что помогать армии надо, но не таким способом.

Конечно, не таким. Народ наш ради защиты Родины готов отдать последнюю рубашку. Но не лучше ли поискать тех, у кого этих рубашек много? Ведь большинство россиян сегодня не шикуют. Как сообщает Росстат, их реальные зарплаты снижаются шестой месяц подряд. Между тем, основную помощь воюющей армии оказывают не наши соотечественники из списка Forbes. Большей частью это простой народ, живущий от зарплаты до зарплаты. Которому о себе надо тревожиться…

Однако в этом благородном порыве нельзя переходить границы здравого смысла. Какие мысли навеивает вам вот такая заметка, опубликованная в одной из районных газет?

«По результату обращений, касающихся обеспечения и снабжения военнослужащих 346-го полка, в администрации района прошла встреча врио первого заместителя губернатора Владимирской области Дмитрия Лызлова с женой одного из мобилизованных граждан. В ходе встречи были даны разъяснения по всем заданным ранее вопросам, предоставлена объективная информация о действиях и местонахождении бойцов. Взяты на контроль вопросы доставки дополнительной помощи и получения военнослужащими отметок в военных билетах».

Или еще из этой серии:

«В администрацию района поступила информация, что 25 наших мобилизованных, отправленных в зону СВО, в силу обстоятельств остались без необходимых вещей. Их близкие просят отправить им адресные посылки. Вопрос решается».

Лично у меня от прочитанного тоже вырос уровень тревожности. И сложилось впечатление, что 346-й полк находится не только на довольствии у районной администрации, но и… в ее полном оперативном подчинении. Если уж даже отметки в военных билетах контролируют гражданские чиновники! Они же, кстати, отчитываются в СМИ, что прошло три совещания с участием родных и близких мобилизованных, которые просят местные власти «обратить внимание на подготовку, снабжение и питание бойцов».

И власти, к их чести, такое внимание обращают. Доводят обозначенные вопросы до губернатора области. На районном уровне принимают решение организовать сбор и оперативную доставку на фронт снаряжения, медикаментов, спальников и много чего еще.

Но после этого почему-то становится еще тревожней…

У нас армия, вообще, есть?!

Тихон Кулаков