В армии и крестятся по команде

Во время церемонии открытия главного храма Вооруженных сил РФ ни один военный не подошел к причастию.

Известный российский журналист и религиовед Сергей Чапнин в нескольких публикациях в СМИ и в своем блоге обратил внимание на очень странное поведение участников недавнего открытия главного храма Вооруженных сил РФ:

«Освящение главного храма Вооруженных сил прошло торжественно, динамично и очень формально. Министр обороны Сергей Шойгу стоял перед алтарем первым, рядом с позолоченным киотом. Но за всё время прямого эфира – а он продолжался три часа – камера ни разу не показала, чтобы тот крестился, или во время молитвы становился на колени, или преклонял голову в ответ на благословение патриарха. А если этого не делал министр обороны, то и прочие генералы и офицеры «просто стояли». Лишь молодые курсанты время от времени решались перекреститься.

(…)

Словом, богослужение показало, что нет никакой общины, которая могла бы стать центром реальной молитвенной жизни этого храма. Впрочем, и заказчики, и архитекторы, и художники прекрасно всё это знали с самого начала. Именно поэтому им было необходимо не просто «сделать богато», но и «удивить», наполнить храм «чем-то еще»… и, конечно, подкинуть работу «своим».

Вынесли две чаши. Никакой очереди к причастию нет. Никто (!) из военных к причастию не подошел, хотя священники, похоже, некоторых генералов даже уговаривали или, может, побуждали приступить к чаше. Три мужчины в пиджаках и три-четыре женщины в платочках. Лжицу после каждого причастника не дезинфицировали. Это и есть самый точный и пронзительно тоскливый ответ на вопрос, кому и зачем нужен этот храм.

(…)

И здесь возникает главный вопрос: а есть ли среди солдат, офицеров и генералов не номинальные, а практикующие православные? Ответ на это вопрос очень простой: если это твой храм и для тебя личный праздник его освящение, то ты не можешь не причаститься, это так естественно. Но если никто не подходит, это заставляет крепко задуматься: а зачем тогда храм, если по-настоящему в молитве никто не готов участвовать?

Но патриарх Кирилл не обратил никакого внимания на этот казус. В конце службы он вышел из алтаря и начал свою короткую проповедь со слов, что на войне атеистов не бывает. Любопытно, что патриарх не упомянул, автора этого выражения. Если бы он это сделал, то получился бы явный конфуз, так как слова приписывают одному из американских офицеров времен Второй мировой войны. Отсылка к американским военным в главном храме Вооруженных сил России явно не встретила бы понимания. Но этот идеологический просчет патриарха Кирилла никто не заметил…»

Описанная Чапниным картина выглядит еще более странно на фоне недавнего высказывания аж целого Председателя комитета Госдумы по развитию гражданского общества и – что особенно пикантно! — члена фракции КПРФ Сергея Гаврилова, который предложил усилить роль церкви в школах и вузах именно во время церемонии открытия главного храма Вооруженных сил РФ:

«Считаем необходимым усилить роль как Церкви, так и других патриотических организаций именно в сфере воспитания в школах и вузах. В школе не хватает дополнительной воспитательной компоненты. Крайне важно уделять внимание воспитанию у молодежи патриотизма, любви к Родине…»

Получается весьма дикая ситуация: с одной стороны государство насильно навязывает обществу православие, с другой, само оно с православием ничего общего не имеет и иметь не хочет, коль скоро даже высшие армейские чины отказываются исполнить главнейший из христианских обрядов – причаститься…

Вот как отреагировали блогеры на рассказ Чапнина:

— Пещерное мракобесие….к религии не имеет никакого отношения, скорее к язычеству…

— Православную компоненту в школах нужно обязательно совместить с военной подготовкой. Шагая строем учить молитвы. Встал на колени, перекрестился, выстрел

— Это даже не для людей построено. Не пойдут туда люди ни с богом общаться, ни в праздник, ни беде, ни в радости. Это страшный символ. И даже хорошо, что он так страшный. В этом смысл.

— Если постараться и поискать в Сети (на что сейчас не хочется тратить время), можно найти, сколько солдат Русской Армии стали ходить на причастие в походных храмах после Февральской революции 1917 г. и объявленной религиозной свободе. Если мне не изменяет память, то 100 % православных солдат (причастие обязательно), превратилось в 3 % причастников.

— Я думаю, что все проще. Армия — жестко иерархическая структура, в которой все делается по команде. Вероятно команду на причастие «забыли» дать. Ну или по таймингу не укладывались и тогда поступила команда «отставить причастие».