Военные решили не ждать выводы аварийной комиссии по «Союзу»

     Ночью 25 октября Космические войска Воздушно-космических сил России с космодрома Плесецк выполнили успешный пуск ракеты-носителя (РН) «Союз-2.1б» с космическим аппаратом (КА) военного назначения. Тем самым Россия возобновила пуски РН семейства «Союз», формально приостановленные после аварийного пуска с Байконура РН 11 октября. Тогда РН «Союз-ФГ» должна была доставить к Международной космической станции пилотируемый КА «Союз МС-10». Причины аварийного пуска должна была выявить госкомиссия. Ожидается, что она представит свои выводы до 30 октября.

По стандартной процедуре, после приостановки пусков того или иного носителя после аварии сначала ждут выводы аварийной комиссии, затем проверяют готовые ракеты того же типа на предмет отсутствия у них выявленного дефекта или проверки проблемного узла, и лишь затем принимается решение о возобновлении пусков. Иногда на это уходит по несколько месяцев. В данном случае военные решили не ждать. Похоже, они были уверены как в «железе», так и в людях в погонах, служащих на северном космодроме.

Про последних – отдельный разговор, особенно, если подтвердится версия о том, что к аварии РН «Союз-ФГ» привел пресловутый человеческий фактор.

     Известно, что после демилитаризации Байконура у России есть условно говоря два с половиной пусковых расчета для запуска ракет-носителей семейства «Союз». Один – военный, на северном космодроме. К гражданским пускам привлекаются специалисты с Байконура и с завода – производителя «Союзов», Ракетно-космического центра «Прогресс». Первый отличается — как и положено военным – железной исполнительской дисциплиной, чего нельзя сказать о «полутора» других. Достаточно вспомнить о ЧП на Байконуре несколько лет назад, когда пронос на стартовый комплекс курительных принадлежностей привел к гибели человека. Не тут то ли и кроется уверенность военных в своих силах, когда они пошли на пуск, не дожидаясь выводов аварийной комиссии? Мало кто знает, но именно расчет с Плесецка обеспечивал состоявшиеся пуски с космодрома Восточный, в том время как их гражданские коллеги предпочитают «валютные» пуски с Байконура и Куру во Французской Гвиане. Отсюда и более глобальный вопрос: насколько была оправданной демилитаризация южного космодрома?     

 

Иван Тушин