Чего не хватает для экономического роста?

Экономический рост в России произойдет только в случае, если государство возьмет на себя роль инвестора, а возвращать госинвестиции будет через налог.

Построить завод стоит 100 рублей. Завод производит продукции на 50 рублей в год и платит налогов 5 рублей в год.

Из этих 100 рублей 50 рублей финансирует инвестор, и 50 рублей дает проекту в долг банк. Необходимо заинтересовать инвестора профинансировать эти 50 рублей акционерного капитала в проект и тем самым взять на себя остаточный риск невозврата инвестиций (англ. – “residualrisk”). “Остаточный” –значит то, что инвестор стоит в очереди за чистым финансовым потоком от операционной деятельности проекта после банка. Банк получает возврат на предоставленное банковское финансирование первым.

Возвратность банковского финансирования по определению сопряжено с минимальным риском. Если есть инвестор, который готов взять на себя остаточный риск проекта, банковское финансирование по определению найдется. Главный вопрос экономического роста страны: как заставить инвестора инвестировать свои 50 рублей?

Сейчас есть практика предоставления налоговых льгот в виде территорий опережающего развития и свободных экономических зонд ля привлечения инвестора. Статистика реально произведенных инвестиций, а не инвестиций заявленных к реализации – то есть просто заявки, не показывает эффективность этой практики.

Более того есть очевидная социальная проблема, сопряженная с налоговыми льготами. Налоговые льготы — отсутствие налоговых поступлений в бюджет, а значит не из чего финансировать социальные нужды -развитие социальной инфраструктуры в регионе и зарплаты бюджетникам. Тем не менее, важно оговориться, налоговые льготы в отдельных случаях могут иметь смысл. Например, для того чтобы привлечь инвесторов в крупные проекты, то есть в проекты на основной системе налогового учета и как следствие с более высокой налоговой нагрузкой, чем в среднем по индустрии.

Рецепт простой: для инвесторов в крупные инвестиционные проекты, то есть в проекты, которые будут на основной системе налогового учета, а не на упрощенной системе налогообложения, предусмотреть 25 рублей субсидии на вложенные 100 рублей капитальных затрат. Важно убедится в том, что 25 рублей госсубсидии не окажутся в итоге бесплатным проездом в проекте (англ. — “freeride”) для инвестора. Эффективно, с учетом субсидии, инвестор должен вложить свои 25 рублей (50 руб. акционерный капитал – 25 руб. субсидии) и нести остаточный риск. Этим будет достигаться разумность взятого государством риска по возвратности госсубсидии через налоги.

Для государства, эти 25 рублей субсидии вернуться через 5 лет (5 рублей в год x5 лет) в виде налоговых платежей. Увеличенные налоговые платежи создадут возросшее потребление за счет увеличения расходной части бюджетов на социалку вслед за увеличением доходной части бюджетов из-за возросших налогов.

Сейчас если посмотреть реальный пайплайн проектов в стране, не важно в разрезе ли отдельной индустрии или федерального округа, то окажется, что проблема — именно в отсутствии реальных проектов и тем более отсутствии их проработанности. Денег у бизнеса много, проектов нет. Необходимо создать простой фреймворк для российского бизнеса, который заинтересует бизнес думать и в результате родить пайплайн проектов, которого сейчас нет. Рождать проекты должен бизнес, а не государство.

Предложенный фреймворк – должен быть достаточно простой. Любой сложный фреймворк (стратегии роста), при наличии амбициозных целей – риск не справиться с реализацией стратегии.

Государство должно стать инвестором по сути и видеть налоги в качестве возврата инвестиций, и тогда Россия увидит экономический рост.

Источник: Новые известия