Очередная порция обещаний?

Владимир Путин пообещал взять под контроль рост цен на продукты. Но, по опыту, мы уже прекрасно знаем, что «взять под контроль», не значит прекратить подорожание.

Уже через несколько месяцев рядовой россиянин должен будет платить за продукты питания не меньше, а больше, чем тратил бы без этой начальственной заботы.

Однако начнем с другого. Существует ли сама проблема ускоренного дорожания еды? Да, существует. Исследовательский холдинг «Ромир», изучающий фактические траты россиян на покупки, сообщает, что цены на продукты повседневного спроса сейчас на 14% выше, чем год назад.

А Росстат, методики которого нацелены на резкое занижение инфляции, утверждает, что индекс цен на продукты питания (нынешний ноябрь к прошлогоднему) вырос на 5,8%. Даже в оптике казенной статистики еда дорожает явно быстрее, чем непродовольственные товары (4,5%).

Притом локомотивами роста цен на продовольствие выступают, по Росстату, овощи и фрукты, которые, по его расчетам, подорожали на 12,4%, в то время как все прочие продукты питания — суммарно на 5%. Запомним этот факт.

А пока обратим внимание на то, что замеры фонда «Общественное мнение» показывают в декабре, во-первых, наивысшие в этом году инфляционные опасения (52% опрошенных ожидают ускорения роста цен в ближайший месяц), а во-вторых, фиксируют снижение рейтингов Владимира Путина, «Единой России» и правительства в целом. Но не лично Михаила Мишустина. Его индикаторы остаются прежними. Запомним и это.

Теперь об авральных мерах, предпринятых сейчас правительством. Путин публично возмутился дороговизной для народа подсолнечного масла, сахарного песка и хлеба. По пунктам следуя за вождем, кабинет резко повысил вывозную пошлину на семена подсолнечника, начал подготовку к восстановлению пошлины на экспорт пшеницы и введет что-то, напоминающее твердые цены на сахар и подсолнечное масло.

«Мы же с вами знаем, что нужно делать в этих случаях», — подсказал Путин. И в самом деле знают. Потому что за последние годы несколько раз уже экспериментировали с запретами на экспорт, фиксированными ценами и прочими рецептами в советском вкусе.

Каждый раз получалось плохо. Производители и торговые сети начинали уклоняться от поставок и продаж продуктов по невыгодным для себя ценам. Опекаемые начальством разновидности еды становились дефицитными. Чем дольше власти настаивали на своих запретах и предписаниях, тем хуже шли дела. Потом запреты, наконец, отменяли, товары возвращались в магазины, но цены круто взлетали вверх. Покупатель разом платил и за обиды торговцев и производителей, и за заботу о себе вождей.

Эксперты выражают надежду, что нынешняя кампания будет недолгой и обойдется поэтому не слишком дорого.

Возможно и так. Ведь все это продуктовое шоу затеяно, как можно судить, из пиаровских соображений, а то и просто из интриганских.

Ясно, что ежегодную путинскую пресс-конференцию, устраиваемую после многомесячных необращений к массам и назначенную на предстоящий четверг, надо сдобрить хоть какими-то подарками. А то получится совсем уж неловко. Вот и придуман выход к народу с сахаром и маслом.

И это, возможно, не единственная причина пищевой кампании. В начале декабря в Telegram появились байки про докладную записку о дороговизне еды, поданную вождю некими лицами, которые подкапываются под Мишустина.

Достоверность этого не проверить, но излишняя устойчивость рейтингов премьера вряд ли нравится Путину. Косвенным указанием на какие-то подковерные события можно считать и ту чрезвычайную серьезность, с которой премьер воспринял пищевые поручения вождя. Обращение Мишустина к вице-премьерам и министрам было непривычно эмоциональным, а стремительность, с которой они ринулись выполнять его приказы, выглядела странной для нашего сонного чиновного царства.

В любом случае подлинные приоритеты экономической политики нашего режима нацелены вовсе не на рост доступности еды для народа. Не зря одновременно с повелением сделать дешевым сахар постановили сделать дорогими помидоры. Такое вот эффектное календарное совпадение.

Запрет (через Россельхознадзор, естественно) ввозить томаты из Азербайджана, а это 38% российского их импорта, объясняют желанием наказать Баку за протурецкость. Возможно, это тоже сказалось. Но «отечественные производители» давно уже просили перекрыть ввоз помидоров из-за границы, ссылаясь на то, что дешевые иностранные томаты сбивают им цены. Теперь не будут сбивать. А мы ведь уже запомнили, что вклад овощей и фруктов в общее подорожание еды заметно больше, чем вклад масла и песка.

Так что призыв Мишустина «не наживаться на людях» обращен не ко всем домашним производителям, а только к некоторым, которые временно попали под раздачу. Остальным «наживаться» станет еще удобнее.

Даже в условиях девальвации рубля цены на еду растут явно быстрее, чем могли бы. Причина этого — в самоэмбарго на западные продукты, постоянно дополняемом локальными ввозными запретами по лоббистским заявкам. И в «импортозамещении», которое увековечивает монополизм и неэффективность домашних аграрных баронов.

Ради показного и краткосрочного удешевления отдельно взятых продуктов вожди сейчас жмут на газ и тормоз одновременно. Но это тактика. А вот помощь тому, чтобы еда стоила дорого, — это стратегия.

Сергей Шелин

Источник: Росбалт