Будущее у россиян не вызывает оптимизма

О чём «думают» граждане? Какие настроения царят в обществе? Что больше всего волнует россиян? Для того, чтобы ответить на эти и другие вопросы существуют социологические службы, центры, институты, в которых работают профессионалы. Однако зачастую результаты их исследований разительно отличаются. Почему это происходит?

Надеетесь улучшить в наступившем году свое материальное положение? Ждёте, что сменится кабинет министров РФ во главе с его неизменным на протяжении уже немало времени председателем? Или вам давно все «по барабану», как модно сейчас говорить?.. Такие вопросы звучали в опросе «Свободной прессы», который мы опубликовали в самый канун Нового года. За месяц в нем приняли участие почти 23 тысячи человек. Забегая вперед, скажем, что в целом картина получилась не очень радостная. Оптимистов набралось менее 10%.

Считается, что опросы помогают понять настроения людей как в том или ином населенном пункте, так и в стране в целом, а также выяснить, чем граждане озабочены, или, наоборот, чему радуются, и тем самым «создать объективную картину мира» в конкретный отрезок быстротекущей жизни. Вот только всегда ли эта картина объективна?

Вот, например, отчитался Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ): почти половина наших соотечественников заканчивали уходящий 2018 год с оптимизмом. Что подтверждало количество респондентов, положительно ответивших на вопрос «Чувствуете ли вы радость и ожидание перемен к лучшему?». Таковых у них набралось 49%. А «спокойствие и уверенность» излучали 27% респондентов.

«Левада-центр». По его данным, полученным в конце декабря, оптимистов в стране еще больше — все 50%. С надеждой в новый год смотрели в их опросах 64% ответивших, с неуверенностью каких-то 14%.

По данным «СП», которые открыто представлены на нашем сайте, картина выходит не столь радужной. Большинство ожиданий у ответивших связаны, увы, не с экономическим рывком России — верят в него скромные 5,4% читателей. А с девальвацией рубля и ухудшением экономического состояния в стране (27,9%). На дальнейшее снижение личного материального положения посетовали 21,9% участников опроса, на улучшение — всего 3,7%. Остальные 74,4% не захотели эту тему обсуждать, видимо, не чему радоваться?

У ВЦИОМ другая картина: 21% ответивших полагает, что 2019 год будет удачным для него лично, 13% из них — и для страны в целом тоже. «Наш ответ Чемберлену» — 19,6% читателей «Свободной прессы» поставили «галочку» напротив графы «ничего не изменится, все останется по-прежнему»…

Так кто же прав, кому верить? И с чем связаны такие «нестыковки»?

Корреспондент «СП» поговорила об этом со специалистом. Но для начала позвонила нескольким знакомым петербуржцам, в том числе, известным далеко за пределами города, чтобы узнать их ожидания на 2019 год. Так сказать, из прямых уст.

Олег Басилашвили, народный артист СССР:

— Надеюсь на хороший 2019 год. Перемены в стране? Хочется верить, что они возможны. Настораживают, правда, призывы неких «вещателей» и их гостей на наших телеканалах, бряцающих воинственными настроениями. Этого делать категорически нельзя. Нужно не кулаками махать в сторону гипотетических врагов, а разбираться в первую очередь со своими внутренними проблемами.

Александр Смирнов, доктор наук, профессор Национального университета физкультуры им. П. Ф. Лесгафта:

Я сам регулярно провожу опросы среди студентов, но, правда, касающиеся преимущественно их будущей профессии. Надо будет озадачить и социальными, это интересно! На ваш вопрос о том, что жду от 2019 года, отвечу: укрепления международных позиций РФ в мире. Новых союзников Кремля, ну, или хотя бы последователей.

Что касается отечественной экономики, то каких-то всплесков ожидать тут не приходится. Может, и к лучшему. Не зря же многие из тех, кто вырос в стране под названием СССР, с ностальгией вспоминают времена брежневского застоя. Никаких потрясений, стабильность во всем, пусть и с некоторыми идеологическими перегибами. Резкие перемены для России чреваты. Это показал опыт минувшего столетия. В таких потрясениях победителей не бывает.

Михаил Щипачев, дальнобойщик с 30-летним стажем:

— Думаю, все хорошо будет.

«СП»: — Потому что хуже уже некуда?

— Нет, потому что я оптимист. Стараюсь мыслить позитивными категориями. Если всего бояться, можно и бизнес потерять.

Юрий Кленов, полковник в отставке, много лет возглавлял пресс-службу тогда Ленинградского военного округа:

— Не жду ни хорошего, ни плохого. Ждать не моё хобби. Работать надо, дело делать.

Александр Сокуров, известный кинорежиссер, публицист, автор фильмов о Ельцине, Ленине, Гитлере, градозащитник:

— Жду мира во всем мире. А в личном — что поправится моя старенькая мама. В родной стране? Экономических преобразований. И никаких ни от кого призывов «дать отпор врагу». Мы сами себе первые враги, уже тем, что боимся перемен.

Слово известному петербургскому социологу, старшему научному сотруднику Социологического института РАН Марии Мацкевич.

«СП»: — Мария Георгиевна, чем объяснить обычно довольно большие «разночтения» в выводах разных опросов? Вроде бы спрашивается об одном и том же, а резюме выходит едва ли не прямо противоположное?

— Всё дело в том, как формулируется вопрос. Он может быть очень конкретным, а может — весьма расплывчатым. Важно, и когда именно спрашивается. Перед большими красивыми праздниками, такими, как новогодние, настроение у людей, естественно, приподнятое по сравнению с буднями или памятными датами, когда вспоминаются погибшие в войну, в блокаду. Понятно, что предпраздничное воодушевление даст больше положительных ответов респондентов.

«СП»: — То-то я смотрю у «Левада-центра» в обнародованном в конце января очередном опросе данные уже не такие радужные, как в конце декабря! Сообщается, что путь, по которому сейчас движется страна, считают неправильным 45% опрошенных россиян. Это максимальное значение за последние 12 лет. Снизилось, по сравнению с 2018 годом, и число тех россиян, кто одобряет деятельность президента РФ В. Путина.

— Количество оптимистов высокое, как правило, в перспективе. Скажем, если спросить у россиян, питают ли они надежды на улучшение своего благосостояние в наступившем году, подавляющее большинство, как я думаю, ответит отрицательно. А на тот же вопрос с поправкой «через 5 лет», превалировать будут положительные ответы. Так же как и в вопросах о необходимости перемен. За быстрые — меньшинство. Страна устала от радикальных реформ. Да и не приводят они к необходимому ожидаемому результату.

«СП»: — То есть, хитрят составители опросов? Ради чего — чтобы не портить статистику? Государственные институты я ещё могу понять, но независимые — им-то что терять?

— Не то чтобы хитрят… Просто тем, кто отвечает, респондентам, нужно внимательнее читать вопросы. Буквально вчитываться в каждое слово. Сравнивать. Сопоставлять. Думать.

«СП»: — Да ведь времени на это не дают. Знаю не понаслышке: позвонят по телефону, протараторят вопрос и «побежали дальше». Или на улице за рукав ловят, что, считаю, совсем уж не по-научному.

— Есть, к сожалению, и такие примеры. Я тоже против этого. Но будем исходить все-таки из того, что профессиональный подход в массовых опросах населения преобладает. Изучая выводы, нужно понимать, что делаются они на основе, так называемой, выборки. Не все ответы «идут в зачет». Бывают ведь очень эмоциональные. Обидел кто-то человека, вот он и зол на весь мир. Хотя и такой показатель часто бывает «говорящим». Опытный социолог всегда поинтересуется: что случилось, почему респондент «мажет всё черной краской».

«СП»: — Вы привыкли задавать вопросы населению, а сами отвечаете? Если я спрошу вас, какими видится вам 2019-й год в самом слабом российском звене — экономике, что скажете? Оптимистическим или пессимистическим будет ваш ответ?

— Скорее пессимистическим. Основание к тому — резкий рост цен на фоне давно не повышаемых зарплат рядовым гражданам, падение у них реальных доходов. И, конечно, начало действия нового пенсионного закона. Он вызвал и продолжает вызывать у россиян неприятие. Ждали, что президент Путин внесет серьезные перспективы в реформу, но ожидания не оправдались. И тот подъем, что мы отмечали в стране перед прошлогодними выборами главы государства начал сменяться негативными настроениями, разочарованием и, как следствие, потерей популярности Владимира Путина в стране.

Источник: svpressa.ru