Пролет украинских «валькирий»

Очередная провокация украинских спецслужб наглядно демонстрирует желание украинской стороны перенести боевые действия на сторону России. Ответа от российских властей пока нет.

Версия, что задержание в Минске российских ветеранов войны в Донбассе ознаменовало собой провал хитроумной операции СБУ, полна анекдотических подробностей. Те, кого пресса окрестила «вагнеровцами», теперь отпущены на родину, то есть затея украинцев окончательно пошла прахом. Что это – очередная газетная утка или свидетельство деградации спецслужб Украины?

Украинские СМИ утверждают, что главное разведывательное управление генштаба ВСУ в лице его начальника генерал-полковника Василия Бурбы разработало план оперативных мероприятий по взятию в заложники граждан России, которые принимали участие в боях в Донбассе. Именно это в итоге породило скандал в отношениях между Москвой и Минском, где их арестовали и нарекли «вагнеровцами».

Стоит признать, это фирменный стиль генерала Бурбы. Его звезда взошла не на Майдане (он тогда работал в СБУ и отвечал за контроль за счетами «антимайдана»), а с началом войны в Донбассе, когда он профессионально занялся захватом заложников. Его группа отлавливала в Херсонской области жителей уже российского Крыма, которые переходили на территорию Украины по каким-то своим делам. Их объявляли «агентами ФСБ» или «ГРУ» и затем обменивали на украинских военнослужащих. За это Бурба получил орден Богдана Хмельницкого и первую генеральскую звезду.

Участие Бурбы во всем этом цирке делает версию об операции СБУ весьма правдоподобной. Мало кому еще подобное пришло бы в голову.

Сложносочиненный план генерала имел одну слабую позицию: объект нужно было каким-то образом заманить на территорию Украины или принудить там оказаться.

Когда отключается мозг

Толчком ко всему этому послужило начало переговоров между Москвой и Киевом об обмене удерживаемыми лицами. Украинской стороне нужно было больше людей для обмена, и пытливый ум Бурбы вспомнил старые методы.

Операция готовилась почти год. Масштаб и размах впечатляют. Выяснить личности потенциальных заложников в принципе не сложно, гораздо трудней организовать и срежиссировать легенду. Именно в ней и образовались нестыковки, которые должны были заставить благоразумного человека задуматься.

Итак, некий персонаж, называвший себя «Сергей Петрович», начал обзванивать донбасских ветеранов с предложением поработать в охране нефтегазовых объектов за рубежом. Звонил он с как бы сирийского телефонного номера, который на самом деле был виртуальным, созданным компьютерной программой, но отображался как реальный.

«Сергей Петрович» себя изжил (в прямом смысле слова) после того, как известный донбасский ветеран Артем Миляев (позывной «Шаман») согласился на месте в Москве заняться подборкой группы в 180 человек. Тогда «куратора» объявили «погибшим в Ливии», а его место на контакте с Миляевым занял другой персонаж, сотрудник украинской спецслужбы.

Сам он представлялся сотрудником службы безопасности «Роснефти», которой впоследствии пришлось все опровергать. А в разговорах с Миляевым постоянно пытался вытащить из него детали прежнего пребывания в Донбассе, что было, видимо, второстепенной задачей СБУ.

Местом работы называлась Венесуэла. Услуги Миляева были оценены в некруглую сумму в 14 тысяч долларов, которую ему положили на счет наличными через банкомат в Киеве.

Тут надо понимать, что хороший и храбрый солдат – не обязательно великого ума мужчина. Когда вам на счет приходят деньги, в истории банковского приложения, как правило, видно, откуда они пришли. Если они приходят из Киева, вам должно это показаться как минимум странным, если по сути – опасным. Далее поведение Шамана нет смысла комментировать, ибо в рамки здравого смысла оно не укладывается, а объясняется, скорее всего, банальной алчностью и некоторыми психологическими обстоятельствами (о них ниже).

Куратор объявляет маршрут: Минск – Стамбул – Гавана – Каракас. Затем Миляеву на электронную почту пересылают скрины авиабилетов на рейс турецких авиалиний Минск – Стамбул на утро 25 июля. На них указано, что они куплены через интернет-сайт туристического агентства Must Go, расположенного в Киеве в офисном здании на бульваре Вацлава Гавела. Контактный номер телефона – это киевский Vodafone, а зарегистрирован он на туристическую компанию «Тревел Сет». Второй группе билеты покупались через другую, но киевскую же турфирму.

У Шамана было десять дней на то, чтобы понять, что тут что-то не так. Даже если бы разгадать весь хитроумный замысел подчиненных Бурбы по одним только билетам не вышло, должен был сработать хотя бы инстинкт самосохранения – на передовой он ведь как-то выжил, чуйка работала. Но с 14 тысячами долларов в кармане работать перестала, отключилась.

Прибыв в Минск накануне вылета, группа остановилась в гостинице IBB, что логично – не ночевать же в аэропорту. Но утром Миляев получает от куратора сообщение, что вылет отменяется, надо заселиться в пансионат «Белорусочка» и зачем-то уничтожить бумажные распечатки старой брони – билеты будут перебронированы на другую дату. Миляев и в этом абсурдном требовании ничего удивительного не заметил, а рядовые «охранники венесуэльских нефтевышек» вообще ничего этого не знали, просто подчинялись командам Шамана.

На допросах у белорусских следователей они импровизировали как умели. Например, говорили, что летели в Стамбул посмотреть на собор Святой Софии. Это было воспринято либеральной общественностью как издевательство и отсылка к «шпилю в Солсбери».

Главный элемент операции: на рейсе Минск – Стамбул должен был находиться агент СБУ, который через некоторое время после взлета изобразил бы острое недомогание и спровоцировал бы этим экстренную посадку в Киеве.

Совещание у Зеленского

Киевские СМИ утверждают, что генерал Бурба накануне операции докладывал президенту Зеленскому о ее ходе в узком кругу. На этом сверхсекретном совещании глава офиса президента Андрей Ермак потребовал отложить операцию на несколько дней, поскольку на 27 июля было намечено тотальное прекращение огня на линии соприкосновения в Донбассе. Похищение трех десятков донбасских ветеранов могло похоронить не только перемирие, но и весь переговорный процесс.

Зеленский с этим доводом согласился, и операция была перенесена на 30 июля. Россиян переселили в «Белорусочку» и велели ждать, пока им перебронируют билеты. Но тут, как уже известно, вмешался белорусский менталитет: администратор санатория почуял тайну в группе молчаливых русских, которые водку не пили, в баню не ходили и девочек с дискотеки не водили, да и позвонил «куда следует». 29 июля всех задержали, поскольку для КГБ Белоруссии они были просто подарком с небес.

Украинские источники теперь утверждают, что, узнав об аресте группы, генерал Бурба устроил скандал в кабинете президента. Он не поверил в случайность срыва и напрямую обвинил Ермака в предательстве. Те же киевские СМИ говорят, что президент занял сторону главы своего офиса, а Бурбу выгнал. Официальных данных об отставке главы военной разведки Украины нет.

Стоит помнить, что Андрей Ермак для радикально настроенной части украинской элиты – постоянный объект травли. Его обвиняют в пораженчестве, в пророссийской позиции и других «смертных грехах», хотя именно Ермак провалил последние переговоры в нормандском формате, но это уже другая история.

Если все было так, как описывает киевская пресса, Бурба просто сложил дважды два. По слухам, он требовал допросить под детектором лжи всех, кто присутствовал на совещании у президента. Скорее всего, от него же исходят утечки и в прессу.

Почти анекдот

Бросается в глаза карикатурность этой истории. Все выглядит как анекдот, что порождает сомнения в правдивости версии. Но это ни разу не анекдот, а вполне себе разумная легенда.

ГРУ ГШ ВСУ и СБУ озаботились разработкой психологического профиля объектов спецоперации, выяснили их слабые стороны и возможную мотивацию, даже патриотическую составляющую привлекли. Миляев и все остальные были убеждены в том, что они летят защищать российские интересы и за это очень хорошо платят.

Больше всего вопросов к переводу денег Миляеву и покупке билетов в киевских турфирмах. Это пахнет вопиющим непрофессионализмом или обычным разгильдяйством. Вариантов несколько, и они могут частично совпадать.

Во-первых, можно предположить, что ни СБУ, ни украинская военная разведка не располагают физическими возможностями на территории РФ. Верится в это с трудом, поскольку разово отправить в РФ курьера с каким-нибудь фальшивым паспортом не сложно. Наверняка где-нибудь есть спящие активисты из фанатиков, готовых оказать «ридной нэньке» услуги и забронировать билеты.

Во-вторых, можно сослаться на человеческий фактор. Вот сидит в киевском офисе подчиненный генерала Бурбы, ему все осточертело, он хочет домой к жене и детям. Поступает задача срочно отправить Миляеву скрины билетов. Подчиненный делает первое, что приходит в голову: набирает в строке поисковика «Минск Стамбул 25 июля билеты». Поисковик выдает ближайшие по геолокации места продажи, после чего билеты выкупаются за казенные деньги, а сотрудник СБУ с чувством выполненного долга идет домой.

В-третьих, переговоры с Миляевым велись от лица легендированных персонажей, якобы постоянно находившихся за пределами России в труднодоступных местах. Такая легенда исключала физический контакт в Москве, что правильно – зачем светиться? Но подобная «работа по удаленке» порождает ошибки и случайности типа покупки билетов в Киеве и видеокамер в банкомате, запечатлевших перевод средств.

Все эти технические вопросы можно было бы решить в Минске. «Белые нитки» не бросались бы в глаза столь явно, но все равно операция выглядела бы ужасной авантюрой, поскольку можно в любой момент прийти в офис «Роснефти» и вкрадчиво поинтересоваться у службы безопасности, как там дела с контрактом.

Миляев не сделал и этого. Обнародованные записи его телефонных разговоров с куратором из СБУ свидетельствуют, что украинский разведчик умело его забалтывал, психологически «раскачивал», находил общие интересы и темы для разговоров, чтобы объект операций поверил в его искренность. Так учили еще в советских разведшколах: поверишь источнику – поверишь и его информации.

Таким образом, карикатурность этой истории и все ее нестыковки, скорее всего, результат человеческого фактора. Какую легенду могли придумать, такую и придумали. Американцы, которым и принадлежит копирайт на такие провокации, внешней стороной вопроса особенно не заморачиваются – у них один и тот же агент ФБР разрабатывал и Виктора Бута, и летчика Ярошенко. А тут киевлянами был проявлен некий креатив.

Главный недостаток плана в его сложносочиненности. Чем сложнее план, тем больше шансов, что что-то пойдет не так. Обычно подобные легенды очень долго разрабатывают как раз для того, чтобы избежать случайностей, но все предусмотреть нереально: кошка дорогу перейдет, дождь пойдет невовремя, летчик решит повернуть самолет обратно в Минск, а не садиться на территории Украины.

Просьба Ермака на пять дней отсрочить операцию (если таковая действительно была) разрушила всю легенду. В конце концов, кто-то более сообразительный, чем Миляев, мог бы обратить внимание на подозрительность некоторых обстоятельств. Но Шаман хотел заработать, был почти что зомбирован своим куратором, и к тому же он же «пацанам обещал». Как он за десять дней до поездки вдруг скажет: все отменяется, нас обманули? Потеря авторитета.

И уж совершенно точно, что с событиями в Белоруссии вся эта история не связана никак. Транспортный хаб, «серая зона» – не более того. Дата операции назначалась по ходу дела, то есть примерно тогда, когда стало понятно, что удалось набрать значительную группу. Операция оправдывала вложенные в нее средства только при относительной массовости. Повторимся: захваченные нужны были в качестве живого товара для обмена.

Это все очень по-украински и прекрасно характеризует не только генерала Бурбу, но и все украинское руководство, раз уж Зеленский лично курировал операцию. СБУ, конечно, все отрицает, но кто ж им теперь поверит.

Источник: «Взгляд»