Рублевая стабильность

Радостей от укрепления рубля в обществе все меньше. Наступает равнодушие. Да и впрямь, зачем обращать внимание на виртуальные курсы, если цены на товары от этого не зависят?

Российская валюта вроде как достигла локального предела курсовой стоимости по сравнению с долларов США и евро, во всяком случае, так говорят наши чиновники. Преподносится это как большой успех, однако никакого детального макроэкономического анализа данного факта никто не приводит. Какой России нужен курс рубля, зачем, почему — на всё это ответов нет.

«По нашим оценкам, сейчас укрепление рубля находится на пиковых уровнях. Импорт, потоки капитала будут адаптироваться к новым условиям», — заявили в Минэкономразвития.

Не понятно ничего. Какие такие потоки капитала, какой импорт, откуда, как адаптироваться? Иностранного капитала на российском рынке, по сути, не было, нет, и в обозримом будущем не появится. А потоки были только одни — по выводу средств за рубеж. Они, увы, не перекрыты, сейчас, когда Европа и США под запретом, российские «олигархи» накачивают деньгами Турцию и иные страны.

Иными словами, очередной «поток сознания» от чиновников. Ничего не значащий и ничем не аргументированный. Минэкономразвития — больше и сказать нечего.

Попытаемся разобраться сами. Введённые властями РФ меры вкупе с «санкциями» от «просвещённых общечеловеков» сделали доллары и евро, по сути, совершенно не востребованными. Да, у России они есть, но купить на них нечего. Практически любая попытка воспользоваться ими напрямую, без посредников в лице «дружественных» стран, чревата потерей этой валюты.

«Российские перевозчики на западных границах страны сталкиваются с ограничениями из-за своей национальности. Импорт товаров на фоне санкций падает до уровня 2020 года. Сильнее всего из-за этого просел импорт на северо-западных направлениях, потому что там закрыли порты и судам запрещают ходить. Кроме того, мы видим, что в странах Прибалтики и Польше искусственно тормозятся грузы и подвергаются стопроцентному досмотру», — говорит первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы Руслан Давыдов.

Точных цифр чиновник из ФТС не назвал. Данные по импорту, по сути, сейчас вообще засекречены. По оценкам ряда экономистов, он упал на 60−70% или даже больше, причём с каждым днём закрывается всё больше «окон». Западники планомерно перерезают все пути доставки товаров в Россию, не останавливаясь ни перед чем. Законы давно попраны и не действуют, дозволено всё.

Если говорить образно, то с жителями некой деревни в российской глубинке расплачиваются за капусту, положим, монгольскими тугриками. Которые им не нужны — купить на них нечего, да и негде. Несколько натянуто, но всё примерно так и есть.

Доллары и евро опять копятся. Вместо того, чтобы тут же избавляться от потенциально опасной валюты — особенно на заграничных счетах (это касается Газпромбанка, куда идут платежи за газ) — государство опять зачем-то копит иностранные дензнаки.

«Самый простой способ снижения рисков — минимизация величины валютных резервов РФ. Иностранная валюта, получаемая Россией от экспорта товаров, не должна накапливаться в запасах и резервах. Она должна двигаться. Вспомним, что в СССР международные резервы состояли почти исключительно из золота (которое нельзя „заморозить“, арестовать или конфисковать), а иностранная валюта, поступающая от экспорта, тут же, „с колес“, направлялась на импортные закупки. В том числе закупки машин и оборудования, необходимых для строительства новых и модернизации действующих промышленных объектов», — предлагает профессор, доктор экономических наук Валентин Катасонов.

Собственно, предлагает он это уже давно. И не он один. И ещё до того, как западники ввели «санкции», то есть украли все наши валютные резервы, такие идеи регулярно высказывались. Кстати, это в любой момент может повториться — защиты нет. Никакой. Тем не менее, с упорством, вызывающим массу вопросов, российские чиновники продолжают ту же самую политику. За границу уходит нефть, газ (в рублях за него платить таки отказались, в РФ это «съела»!) и прочее сырьё, а мы получаем «фантики». Странно, не правда ли?

Ранее за эти «фантики» можно было хоть что-то купить. Сейчас — вообще почти что ничего. Посему их курс по отношению к рублю вещь сугубо виртуальная, эфемерная и не имеющая экономического смысла. Вышеозначенные тугрики в глухой деревне. То, что не нужно, не может стоить дорого.

Говорить о какой-либо курсовой политике рубля можно лишь в том случае, когда идёт двусторонний товарообмен. Пусть даже и через посредников. Возвращаясь к жителям глухой деревни — если свои никчёмные тугрики у них получилось бы обменять на что-то стоящее. То есть на материальные ценности. Через посредников купить на них трактора, сеялки и прочий сельхозинвентарь, а то и построить цех по засолке капусты, увеличив, таким образом, добавочную стоимость своего товара.

Если же не «на пальцах», то нашим властям давно бы следовало каждый «недружественный» дензнак тут же пускать в дело. Обменивать бумажки на активы, необходимые для строительства новой экономики — токарные станки, экскаваторы, прокатные станы, и т. д. После данного обмена обокрасть нас станет невозможно. Станок и экскаватор уже ввезены в РФ, всё, поезд ушёл. Можно, конечно, объявить станку и экскаватору персональные санкции, но вряд ли поможет. А техника точно пригодится, не там, так тут.

Деньги — пыль, это нам совсем недавно очень наглядно продемонстрировали наши «геополитические партнёры» — штатники и их марионетки из ЕС. Как угодно, хоть через турок, хоть через людоедов нужно закупать нужное России оборудование. Как это делал Сталин — целыми заводами.

Продадут. Запад очень неоднороден, вон, даже Renault собирается в обход санкций оставаться в РФ — выпускать Duster и Sandero под российскими названиями. Кстати, вполне сгодятся как посредники. Французы славятся своей жадностью, и эту национальную черту месье стоит использовать на пользу русскому народу.

«Капиталисты сами продадут нам веревку, на которой мы их повесим». Эту «хрестоматийную» фразу Ленин никогда не говорил, кто и когда ввёл её в оборот — непонятно. Но суть, в целом, верна.

Спецоперация идёт уже четвёртый месяц, а ни о каких массовых закупках оборудования ничего не слышно. Экономисты из министерств и ведомств рассуждают совершенно эфемерными понятиями, вещая про какие-то там курсы рубля относительно чего-то там. Забывая, что курс — это когда есть рынок. А такового нет. Деревни складируют тугрики и оклеивают ими туалеты. Между тем, хозяйство стремительно ветшает…

Попытки рассуждений на тему того, какой рубль — сильный или слабый — нужен экономики России, пока не имеют смысла. Нормальной экономики нет. Вот её построим, тогда можно будет теоретизировать.

«Российская экономика ориентирована на экспорт и для соблюдения торгового баланса ей выгоднее слабый рубль, но добиться этого в нынешних условиях непросто», — говорит аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов.

Рассуждения менеджера среднего звена. Ещё раз: нормальной экономики у нас пока нет. И ориентированный на экспорт она быть не должна в принципе. Задача любой национальной экономики — сытый довольный народ и сильное государство. Когда в магазинах полки ломятся от натурального отечественного продовольствия, оно недорого, и цены стабильны. Когда в автосалоне можно купить отличный российский автомобиль, и тут же заехать за российским же холодильником. В кармане российских джинсов у вас российский же смартфон, а дома на столе — российская ЭВМ. На курорт вас везёт российский самолёт, а между Москвой и Питером шустро бегают высокоскоростные российские поезда. На орбите боевые российские спутники с лазерами и прочими бластерами, в РВСН приняты на вооружение новые ракеты, а танкисты на самых лучших в мире машинах Т-100 готовы в любой момент совершить «турпоездку» по европам.

Но для этого нужно с умом потратить те средства, которые у нас есть. Пока есть. Что же мы видим? Минфин снижает норму обязательной продаже валютной выручки экспортеров с 80% до 50%. Интересно, где эта валюта будет аккумулироваться? Вроде как все прошлые нормы о том, что можно часть валютной выручки оставлять «за бугром» никто не отменял…

Источник: «Свободная пресса»