Суды прижали должников

Открыв новые перспективы для коллекторов

Почему-то у нас в России, многое из того, что обещается властями, впоследствии воплощается с точностью до наоборот. Так получается и с коллекторами, чью деятельность президент поручил взять под контроль.

Верховный суд разрешил кредиторам получать доступ к сведениям о родственниках должников. Решение было принято в рамках судебного процесса по делу о банкротстве ООО «Сегежа сети», при том, что ранее суды первой и апелляционной инстанций запретили разглашать данные близких.

Тем не менее, ВС отменил предыдущие решения. Якобы в преддверии процедуры банкротства, должники могли переписать активы на своих родственников. И без доступа к информации о родственниках невозможно выявить весь круг аффилированных лиц.

В дальнейшем инициатива должна предотвратить отмывание денег из банкротящихся компаний, но нет никакой гарантии, что практика не дойдет до рядовых должников. В конце концов, раз уж есть прецедент, можно с уверенностью предположить, что вскоре воспользоваться этим захотят и прочие охотники за долгами.

И на этом «хорошие» новости не заканчиваются – Кассационный суд разрешил изымать единственное жилье у обанкротившихся должников. Раньше это было запрещено (статья 446 ГПК), но с принятием постановления в 2012 году, согласно которому исполнительный иммунитет в отношении единственного жилья не может быть безусловным, если жилье роскошное, в законодательстве появилась лазейка.

И так как за пошедшие девять лет, правительство так и не определило критерии роскошной недвижимости, КС вынес решение самостоятельно. Отныне, если суд установит, что жилье было приобретено со злоупотреблениями, а его стоимость значительно превышает величину долга, недвижимость могут конфисковать для погашения долга, предоставив должнику жилье «поскромнее».

И пока россияне от безысходности продолжают загонять себя в долговое рабство – только за первый квартал 2021 года банки передали коллекторам долгов на рекордную сумму в 31,4 млрд руб, правительство разрешило наказывать взыскателей-беспредельщиков проверкой, но не чаще чем раз в два года. Вот она, справедливость.

Мирон Давыдов