Электоральная «военно-медицинская операция» Шойгу

Весьма нашумевшая и вызвавшая  немало вопросов не только у почитающих закон граждан, но даже и у главы ЦИК Эллы Памфиловой история с победной реляцией министра обороны Сергея Шойгу по поводу результатов голосования его подчиненных на президентских выборах начинает обрастать неприятными для него самого деталями. О том, какая ложь и какой прессинг реально стояли за «89.7% военнослужащих и членов их семей, проголосовавших за Верховного Главнокомандующего», можно наглядно убедиться на примере «организации волеизъявления» курсантов Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге.

Электоральная "военно-медицинская операция" Шойгу

В редакцию «Новой газеты» пришло письмо от курсантов Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга. На условиях анонимности курсанты (имена и фамилии героев известны редакции) рассказали о том, что под угрозами санкций их «как скот» сгоняли 18 марта на избирательный участок, нарушали тайну голосования и угрожали наказать всех, кто не подчинится этому приказу. При этом голосовать курсантам велели «строго в гражданке», чтобы потом не было разговоров о том, как военных на участки свозили централизованно. Явиться на выборы велели всем, даже тем, кто лежит в госпиталях. Мы поговорили с одним из курсантов о том, что происходило на их избирательном участке 18 марта и как он с товарищами «совершил акт гражданского неповиновения».

С чего началась «подготовка к выборам в академии?

— Примерно за месяц до выборов у нас начался цикл «интересных» лекций. Конечно, их никто официально агитационными не называл. Но речи начальников курсов были похожи на пересказ телеканала НТВ.

Мол, уровень ВВП за последние годы у нас в стране вырос во столько-то раз, в девяностых люли умирали пачками, а сейчас всего-ничего умирают. Все в таком духе. В конце следовал вывод «вы сами понимаете, кому мы за это обязаны».

Потом раз пять на построении нам еще раз все это повторили, каждый раз заканчивая словами «вы сами понимаете, что нужно будет сделать». Последний раз, прямо накануне выборов, нас построили и сказали, что проголосовать должны все. Хромые, больные, из госпиталей всех вытащить на участок. «Кто ослушается, тот самый отчисляться захочет» — чтобы вы понимали уровень разговора.

Кто именно в академии проводил с вами подобные беседы и угрожал?

— С нами общались начальники курсов. А угрозы кидал начальник факультета. В военной системе все спускается сверху вниз. Я могу утверждать, что это связано непосредственно с начальником академии — Александром Яковлевичем Фисуном. Его недавно поставили на эту должность и, быть может, он хотел получить какие-то политические очки и сказать «Смотрите, как я хорошо выслужился, у нас явка — 98,7%».

Какие конкретные угрозы, помимо «сами захотите отчислиться», вам посылали?

— Мы находимся у основания этой пищевой цепочки, на нас можно отыграться как угодно. Угрожают договориться с преподавателями, чтобы какой-то курсант не сдал экзамен. Можно лишить рапорта на материальную помощь, подъемных. Также это может быть плохая характеристика, с которой в хорошее место не возьмут. Или распределение, которым занимаются эти же люди. Нам объяснили, что в противном случае  «поедете служить в Читу или на границу командиром медвзвода».

Вы все голосовали на одном участке. Проходили ли вы процедуру прикрепления к нему?
 — Ни в какой МФЦ мы не ходили. За пару недель до выборов нам написали, что необходимо подать сведения в администрацию о своих паспортных данных, местах прописки.

У нас это происходит довольно часто, потому что есть много различных мероприятий, на которые нужны документы. Но большинство из нас не дураки, сами догадались, для чего собирали.

И как отреагировали? Как курсанты, в целом, отнеслись ко всей этой процедуре?

— 20-30 процентов курсантов настроены оппозиционно, прямо в штыки. Примерно столько же — «по барабану». И процентов 30 — «запутинцы». Но меня очень порадовало, что во время речей-зазывалок я видел искреннее возмущение в лицах. Некоторые ребята прямо в  строю начинали говорить, что это незаконно и нужно куда-то обращаться. Не было такого настроения, как обычно: «Ну ладно, сказали, проглотим — пойдем и сделаем». Кто-то написал в штаб Навального в Петербурге (штаб Навального в Петербурге 18 марта выложил ролик, в котором курсанты участвовавли в «организованном» голосовании). Кто-то из академии написал заявление в прокуратуру, кто-то написал на сайт Министерства обороны.

И получилось так, что в субботу вечером пришла прокуратура. Все наши начальники, как бы это помягче сказать, так обделались.

Я знаю, что некоторым курсам сказали «Вон выметайтесь из общаги, пока проверка не уйдет».

Расскажите про день голосования. Какие инструкции вам выдали?

— Мы пришли к открытию участков, пешочком. Сказали: «Одежда — строго по-гражданке». То есть чтобы не было картинки: военные на автобусах.

 Чтобы вы понимали: огромное количество военных приходит своим ходом именно в гражданском. Каждому факультету и курсу было отведено свое время. Но, видимо, они что-то не так рассчитали, потому что очередь на первом этаже выстроилась человек 200 от входа, по всему первому этажу и до физкультурного зала. К курсантам всегда такое отношение — «вы здесь стойте, ждите своей очереди, а вот люди пусть проходят». Я взял бюллетень и пошел за ширму. Хотя на одном из построений сказали «в кабинки мы не заходим».

Многие послушались: кто — на спине у товарища ставит галочку, кто — на весу, кто — прямо на ящике для голосования. Но те, кто понял, что с нами как с животными какими-то, все равно заходили за ширмы, портили свои документы и все.

Нас было таких достаточно много. И санкций пока не последовало.

Что после голосования происходило? Как вас проверяли, кто за кого проголосовал?

— После того, как ты выходил с участка, нужно было оставить плюсик в группе «Вконтакте». Пока тихо, никто ничего не говорил про порчу бюллетеней и тех, кто не пришел. Для многих ведь порча бюллетеня, да даже заход за ширмочку, а не галочка на весу — было таким актом неповиновения. Мы ждем, что будет дальше.

Источник: «Новая газета»