На политическое разнообразие не осталось даже намека

Похоже, Кремлю надоело имитировать политическое разнообразие и там решили, что для иллюзии плюрализма в России достаточно всего двух партий.

Давно прогнозировавшийся процесс слияния трех партий думской оппозиции в одну политическую силу начинает приобретать вполне зримые формы. При этом еще лет 15 назад многие воспринимали КПРФ и ЛДПР в качестве непримиримых антагонистов, а идея их объединения могла показаться политическим анекдотом.

Казалось бы, коммунисты — партия, ностальгирующая по СССР, выступающая за общенародную собственность на недра и сильную (нынешнюю) государственность. Либерал-демократы — за частную собственность, против СССР, но тоже всей душой за укрепление существующего в России государства. Последний пункт, несмотря на эклектику в других областях, также присущ и третьей партии российской парламентской оппозиции — «Справедливой России».

Но вот случился август 2008, война в Южной Осетии, и выяснилось, что этот последний пункт главный для всех трех партий. В едином порыве они подставили плечи руководству страны, полностью одобрив его действия. Мелкие разборки между коммунистами и либерал-демократами, вроде тех, когда Владимир Жириновский, выходя на трибуну Госдумы, требовал заменить стоящую там чашку, потому что перед этим из нее пил Зюганов, стали уходить в прошлое, а на смену им приходило все большее идеологическое сближение.

После февраля 2014 года думские оппозиционеры, понятное дело, стали еще ближе, несмотря на определенную конкуренцию на региональных и парламентских выборах, которая усилилась после массовых протестов в стране в 2011—2012 годах. Впрочем, те митинги парламентская оппозиция в основном игнорировала…

В марте 2018 депутат Госдумы от «эсеров» Дмитрий Ионин написал у себя в Facebook следующее: «В рамках первого после выборов Президента заседания Госдумы, мы, партия „Справедливая Россия“, выступили с политическим предложением по объединению оппозиционных парламентских партий. …Работа СР, КПРФ и ЛДПР в Госдуме давно демонстрирует потенциал для объединения. По многим вопросам мы голосуем одинаково».

Собственно, ничего нового депутат не сообщил. О том, что «оппозиция» в Думе «голосует одинаково» (причем нередко солидарно не только друг с другом, но и с партией власти) известно давно. Новое было в том, что молодого депутата в его собственной партии никто не одернул. «Пробный шар» прошел спокойно.

Через четыре месяца, 27 июля, ту же идею озвучил уже глава ЛДПР: «Давайте с 1 января 2019 года перейдем к двухпартийной системе и примем закон о госсовете. И если правительство не устоит, значит, новое сформируем с участием парламента и этих двух партий… Было бы две (партии), мы бы здесь втроем сидели: председатель Госдумы, справа — председатель консервативной партии, слева — председатель социально-демократической».

Лидер СР Сергей Миронов поддержал Жириновского: «Верно все говорите. Мы таким путем идем. Я уже более полугода работаю над этим и думаю, что осенью мы закончим работу по созданию мощной новой партии».

Теперь, после поражения кандидатов от «Единой России» на губернаторских выборах в Хабаровском крае, Хакасии и Владимирской области, стало известно КПРФ и ЛДПР уже готовы сформировать в этих регионах коалиционные правительства.

О том, что партии думской оппозиции, да по большому счету, и все прочие официально зарегистрированные российские партии, на самом деле лишь фракции единой партии власти, приходилось говорить не раз. Но сейчас это начинает оформляться уже практически официально.

Тут я отвлекусь и напомню, что в свое время известный диссидент, писатель Андрей Синявский, которого в СССР судили (смешно сказать!) по антисоветской статье, говорил, что на самом деле у него с «советской властью стилистические расхождения». Сказано им это было отнюдь не для красного словца — до конца жизни Синявский считал себя социалистом…

То же самое, правда, по другому поводу, но с не меньшим основанием могли бы сказать об отношениях друг с другом и с нынешней российской властью лидеры всех трех партий думской оппозиции — КПРФ, ЛДПР и СР. Их отличия друг от друга и от власти тоже, в основном, стилистические. Если раньше можно было говорить хотя бы о личных амбициях партийных лидеров, то теперь, похоже, и их не осталось.

Независимо от их названия, в сущностном отношении три думских партии, если использовать традиционную терминологию — буржуазно-националистические. Их буржуазность заключается в том, что они выражают интересы капитала (включая и КПРФ, в программе и выступлениях лидеров которой много места всегда уделяется поддержке «отечественных предпринимателей», естественно, «честных»). Их национализм, помимо того, что среди их членов есть настоящие националисты и шовинисты, выражается в том, что этот капитал — национальный (если только можно говорить о национальном капитале в наше время).

Думские оппозиционеры все как на подбор истинные патриоты. А стало быть, всегда «за родину», говорить и действовать от лица которой присвоила себе право узкая группа обитателей Кремля. Но эта деталь «оппозиционерами», естественно, не замечается… Финансируются они либо национальным капиталом (то есть бизнесменами, разделяющими взгляды Кремля и живущими по его правилам), либо напрямую государством, являющемся (не будем забывать), «аппаратом насилия правящего класса». Или группы. Последнее, пожалуй, верней…

Именно этот самый аппарат и форсирует сейчас «слив» трех думских партий в одну. Почему?

Вероятно потому, что в условиях противостояния России с рядом стран, участия сразу в нескольких военных конфликтах, усиления международных санкций и сжатия ресурсной базы, идея сокращения расходов на всех и вся, в том числе, и на функционирование политической системы, видится власти весьма своевременной.

Судя по всему, в Кремле решили, что государственные траты на содержание сразу трех «оппозиционных» думских партий в столь непростое время — непозволительная роскошь, так что пришло время реализовать старую добрую идею двухпартийной системы. По сути, и нынешнюю политическую систему назвать многопартийной сложно. Принципиальных противоречий в политических позициях думских партий не было и раньше. Сейчас стало еще меньше. Различия между ними, как было отмечено, стилистические.

Так что и вправду — хватит дурить народ липовым разнообразием! Для иллюзии плюрализма двух партий более чем достаточно.

 

Источник: Росбалт