«Решение принято в пользу самых богатых людей России»

На минувшей неделе президент Владимир Путин пообещал новые выплаты россиянам с детьми и сделал несколько заявлений об изменениях в налогах.
Во-первых, на 2% увеличат ставку подоходного налога для тех, кто зарабатывает больше 5 млн рублей в год. Ну что тут сказать? Плоская шкала налогообложения была символом экономической политики раннего Путина. Считалось, что это компромиссное соглашение между властью и бизнесом, между властью и гражданами, которые зарабатывают большие деньги. Неоднократно на протяжении 20 лет правительство, сам Путин, Минфин говорили: это трогать нельзя. А пару лет назад президент даже заявлял, что от введения прогрессивной шкалы визгу много, а толку мало… Поэтому для меня это решение является в некотором роде символическим. То есть отказом от одного из базовых принципов, от той экономической политики, которой президент придерживался последние 20 лет. Возможно, это станет символическим подведением итогов. Начинается какой-то новый этап, и президент говорит: то, что я вам обещал раньше, этого больше не будет.
С фискальной точки зрения смысл этого решения близок к нулю: для бюджета, который получает 17-19 трлн рублей доходов в год, дополнительные 60 млрд погоды не сделают. А лечение орфанных заболеваний, на которые предлагается направить эти средства, легче было бы профинансировать из того бюджета, который имеется.
Не думаю, что это решение будет положительно воспринято популистами как демонстрация приверженности Путина принципам социальной справедливости. Вот раздача денег – очередных 10 тысяч для детей – совсем другое дело. Она обещана практически в тот момент, когда начинается то, за что Путин так держится: народное голосование по поправкам в Конституцию. Тут прочитывается: смотрите, я даю вам деньги, не забудьте, пожалуйста, прийти и меня поддержать.
Ставка в 15%, а не 13% на доходы свыше 5 млн руб в год затронет очень малое количество людей. Да и прогрессия очень невелика. Вот если бы скачок был с 13%, скажем, до 35%, тогда это была бы настоящая прогрессивная шкала. Поэтому не думаю, что сторонники социальной справедливости получили то, что хотели. Для меня это решение выглядит, повторю, как идеологически символическое, финансово бессмысленное, которое, на мой взгляд, принесет больше вреда, чем пользы.
Зато решение про налогообложение владельцев заграничных активов выглядит четким и понятным. Оно позволяет резко снизить ставку для тех людей, которые держат свои активы за границей или имеют их в России, но организуют выплату доходов через псевдо-иностранные инвестиции.
Условно говоря, если вам принадлежит нефтяная скважина (или металлургический комбинат и т.п. актив), а вы предоставили ей на бумаге кредит от своей фирмы, зарегистрированной где-нибудь в Сингапуре или Германии, с которыми есть соглашения об избежании двойного налогообложения, то проценты, которые платятся туда, не облагаются налогом, вообще. Минфин, вводя налог с доходов контролируемых иностранных компаний, и хотел заставить таких россиян платить налоги в России. И если бы вы получили, скажем, $10 млн процентов в виде дохода из России, то по существующим правилам должны задекларировать эти деньги как свой доход и заплатить за них $1,3 млн налога.
А теперь товарищ Путин говорит – нет, ребята, 5 млн рублей, и вы свободны. Независимо от того, сколько вы доходов получили, хоть миллиард долларов. То есть это решение принято в пользу самых богатых людей России. Не сомневаюсь, что к их числу относятся и все ближайшие друзья из окружения Путина… Они получают налоговую индульгенцию за какие-то очень смешные деньги. Поэтому в этой части решение очень четко просчитано и понятно, кто является бенефициаром.
Ну и наконец последнее, что пообещал Путин – резкое снижение ставки налога на IT-индустрию. Думаю, это ответ на тот технопарк, который создал Лукашенко – с очень хорошими налоговыми и рабочими условиями для разработчиков программного обеспечения. Само собой, многие российские компании стали переводить туда свои бизнесы. Жалобщики ходили к Путину постоянно, последний раз, по-моему, это было недели две назад. И вымолили-таки у него вот это снижение ставки налога. Как я понимаю, они объяснили президенту: либо вы на это соглашаетесь, либо весь российский IT-бизнес утечет в Беларусь. Думаю, это снижение произошло исключительно по причине безысходности.
Алексашенко Сергей

Источник: Собеседник.ru