Российский истеблишмент следует военной логике в любых взаимодействиях с Западом

Философ Дмитрий Лучихин о противостоянии России и Запада.
Если Запад надеется путем компромиссов и уступок найти ту границу, в рамках которой окажется возможным мирное сосуществование с Россией, то российский истеблишмент следует военной логике в любых взаимодействиях с Западом.

Я, конечно, рад, что на переговорах Запад не уступил ни пяди «священной западной земли». Ну если это, конечно, так.

Но меня поразил заметный рост количества соотечественников, вслед за неназываемым переселившихся в «свой мир». Не в мир вождя, где Россия святой Грааль, источник света и духовный маяк для народов мира, но тоже в свой, где Россию уже больше восьми лет всячески унижают и «плюют ей на ботинки».

Я догадываюсь, что так работают защитные механизмы психического, и менее всего намерен эти защиты разрушать. Поэтому текст только для тех, кто пока остается жить в нашей общей реальности.

Я хочу еще раз обрисовать некоторые системные моменты происходящих событий, позволяющих в условиях неполной информации, все же разделять интерпретирующие версии на возможные и конспирологические. Вот в том же смысле, как версия о том, что пропавшую отвертку сперли не доказана, но возможна, а версия что ее съела моль — нет.

Начну с того, что напомню — Россия не является ни альтернативной цивилизацией, ни особой культурой. То есть в определенном смысле особой культурой она, конечно, является. В том, в котором и особой, и уникальной является поведенческая культура любого социального кластера: отдельной семьи, отдельного трудового коллектива, отдельного города. Но то, чем Россия противопоставляется западному миру — это не особость, а просто отсталость. Содержательно я много об этом писал и не буду повторяться. Единственное, о чем все же стоит кратко упомянуть, это то, что это не недоразвитость пятилетнего ребенка по сравнению с сознанием взрослого, но недоразвитость изрядно пожившего и потасканного индивида с разумом пятилетнего ребенка.

Важным является то, что эта отсталость не просто линейное отставание, а проходит через точку бифуркации сознания человека нашей цивилизации: через переход от индивидуально-коллективного сознания, идентифицирующего себя через причастность общему социальному мифу, к сознанию индивидуально-личностному, переживающего себя самого источником культурообразующей интенции.

Так вот, являясь не альтернативными версиями культурного развития, а разными состояниями одной и той же культуры, они не могут сосуществовать, не влияя друг на друга разрушительно. Интерпретации российских пропагандистов об агрессивных намерениях Запада, о мотивах захвата земель и ресурсов, о русофобии ксенофобийного характера, конечно, полностью надуманы. Но под ними лежит психологическая достоверность того факта, что для России разрушительно само существование западного мира и мирное сосуществование с ним. Менее заметно, но не менее верно и обратное. Россия тоже служит образцом и примером возможности для всех консервативно-профашистских идеологий самого западного мира. Но об это чуть позже.

В связи с этим, термины договоров и переговоров, вообще не применимы для описания взаимоотношений России и Запада. Более того, используя эти термины, мы так предорганизуем свое собственное сознание, что «видим» в процессах взаимодействия то, чего в них нет, и не «видим» то, что на самом деле есть.

Реальность этих процессов может быть описана только в терминах войны, пусть и в ее «холодной» стадии. В них, в принципе, отсутствует опция договориться о сосуществовании так, чтобы каждый мог жить в своей собственной культурной парадигме. Но зато во всей полноте представлены цели: «создания плацдармов для дальнейшей экспансии», обманных маневров, временных перемирий для перегруппировки и т. п.

Некоторая разница подходов состоит лишь в том, что если российский истеблишмент однозначно понимает и следует военной логике в любых взаимодействиях с Западом, то в отношении западных политиков, уверенности в полноценном понимании нет. Создается впечатление, что зачастую Запад все же надеется путем компромиссов и уступок, найти ту границу, в рамках которой окажется возможным мирное сосуществование с Россией.

Вероятно, именно подход в свете установки на договор, производит то смещение точки отсчета, которое мы постоянно наблюдаем в оценках и интерпретация результатов «переговоров».

Это примерно так, как если перемаркировать термометр и нарисовать ноль там, где раньше было минус десять, забыв о том, что значения цифр имеют физические корреляты. Мы можем называть былые минус пять плюсом, испытывать по этому поводу связанные эмоции, но лед вокруг не растает, и вода не потечет.

Именно переименование по сути военных действий в договорные процессы, позволяет понимать «не отступление» на участке А, в обмен на отступление на участке В — как равный компромиссный договор. И радоваться очередной «победе».

Возможна ли в этом противостоянии, полная и окончательная победа? — честно говоря думаю, что нет. Хоть и маловероятная, но все же возможная «победа России» над миром — это просто перезагрузка цивилизации. Мир, в котором и собственно России уже не будет.

Победа Запада, то есть, по сути, победа цивилизации личности, тоже лежит не в плоскости прямого воздействия на Россию. Эту ситуацию, или точнее тенденцию, точно схватила автор популярной саги Роулинг. Один из ее героев не может умереть, пока осколок его души живет в сознании другого героя. И здесь, Россию нельзя уничтожить, пока она в своей антизападной, державной особости существует на самом Западе в виде фашистских и профашистских идеологий и умонастроений.

Сами консервативно-профашистские умонастроения, есть результат автономизации доличностного состояния сознания масс, не интегрированных, а значит, не контролируемых самим индивидуально-личностным разумом. Вероятно, из-за слишком быстрого темпа становления цивилизации личности. Их нельзя уничтожить, поскольку на их основании и выстроено здание личностной самоидентификации. Но их недоосознанность, не включенность в осознаваемое целое современного сознания, приводят к их автономному существованию в виде фашио-идеологий самого разнообразного вида, «цвета» и формы представления.

И единственная возможность «победы» над ними, это их осознание и интеграция в целое сознания.

После этого проблема России, как полноразмерной, государственной формы существования этой автономии доличностного разума — становится ничтожной. Без этого — она скорее всего не решаема.

Дмитрий Лучихин

 

Источник: Facebook