Коррупция довела коней саратовской конной полиции до голодной смерти

Лошади саратовской конной полиции  оказались на грани смерти от истощения. После скандальных публикаций в СМИ руководство регионального МВД поспешило заявить, что «никаких проблем с поставками питания, содержанием и ветеринарным обслуживанием животных не существует». Однако 19 сентября один из коней умер. И журналисты выяснили что контракты силовиков на питание животных получают родственники чиновников-контролеров за закупками и друзья судьи из облцентра.

Старый конь…

Находящихся в шаге от голодной смерти бывших полицейских лошадей обнаружили частные коневладельцы с ипподрома в Саратове. Они и рассказали журналистам, что ведомственные животные выглядят истощенными, в течение двух месяцев их не выводят на прогулки. О похожей ситуации заявили жители Балашова: местное кавалерийское отделение расформировали в феврале, сотрудников перевели на другие должности, а лошади остались без ухода.

Животные, в большинстве случаев, уже превысили возраст эксплуатации и заслужили покой, который на деле превращается в мучения. Активистка и частный коневладелец Ирина Зацепилина случайно заглянула к ведомственным лошадям.

«Увидела одного истощенного коня. Второго, третьего. Животные даже не реагировали на появление человека. Для меня это был шок. Первую ночь я рыдала. Потом начала звонить друзьям и родственникам. Нельзя, чтобы люди об этом не знали», — рассказала она.

Впрочем, то, что видно невооруженному глазу опытных лошадников, незаметно «независимым экспертам» — ветеринарам из аграрного университета, которых в конюшню пригласило саратовское УМВД.

Профессор Иван Калюжный  после осмотра изможденного коня Зарока, бока которого похожи на стиральную доску, заявил, что не заметил никаких признаков недокорма или серьезной болезни. «Упитанность чуть получше надо иметь», — добавил «эксперт».

В региональном ГУ МВД полагают, что лошади похудели вовсе не от голода, а от старости. Из 22 содержащихся здесь голов двенадцать — старше 20 лет.

Как сообщает пресс-служба, для саратовской конюшни нужно 3,9 тонны овса и 4,6 тонны сена в месяц. По сведениям сайта госзакупок, в октябре 2017-го по результатам конкурса было приобретено 11,8 тонны овса и 13,8 тонны сена. Следующая закупка состоялась в конце июня 2018-го. Заготовлено 16,1 тонны овса и 18,7 тонны сена. Суммы контрактов по годам:  в 2015-м — 196 и 136 тысяч рублей, в 2016-м — 161 и 226 тысяч, в 2017-м — 387 тысяч, в 2018-м — 424 тысячи.

«Бескорыстные» подрядчики

Все эти скромные контракты достаются одному-единственному человеку — саратовскому ИП Алены Соколовой (в 2016-м одно из соглашений УМВД заключило не с ней лично, а с компанией друга семьи — Сергея Авдеева). Простой подсчет показывает — уход за одной лошадью (приготовление корма, кормление, поение и чистка) обходится полицейским в девять рублей в день; подковать лошадь — 1000 рублей; услуги по ветеринарному лечению одной лошади — 225 рублей.

Коррупция довела коней саратовской конной полиции до голодной смерти
Скан с сайта Daily Storm

Алена Соколова, готовая работать буквально за копейки, заключает контракты с прокуратурой Саратовской области, СУ Следственного комитета, семью отделами МВД, региональным Минюстом, Счетной палатой и подразделениями городской администрации. Общая сумма по всем контрактам (в период с 2014-го по 2018 год) — от 10 до 21 миллиона рублей ежегодно. Самые популярные услуги — уборка и эксплуатация зданий, делопроизводство и бухгалтерский учет. Уход за лошадьми немного выбивается из общей картины.

Как пишет Daily Storm, все эти контракты достаются Соколовой не просто так. Журналисты проанализировали соцсети и обнаружили у ее мужа Сергея Соколова в ближнем круге некую Ирину Соколову — скорее всего, это мать Сергея. Женщина с такими именем и фамилией в 2017 году занимала должность заместителя начальника отдела контроля муниципальных закупок комитета по финансам администрации муниципального образования город Саратов.  Не исключено, что она работает на этом посту и сейчас.

Кстати, у самого Сергея Сколова тоже есть бизнес — ООО «Региональная сервисная компания». И эта фирма Сергея Соколова тоже заключает госконтракты — c прокуратурой, вузами и саратовским автовокзалом.

Также у Сергея и Ирины Соколовой на Facebook есть еще один высокопоставленный друг — судья Кировского райсуда Саратова Елена Череваткина. Дмитрий Череваткин, который по возрасту мог бы приходиться сыном саратовской судье, также общается с четой Соколовых.

Кроме того, среди контактов Алены Соколовой и Череваткиными обнаружены еще две семейные пары — Сергей и Кристина Авдеевы, а также Евгений и Елена Ильины.

Сергею Авдееву принадлежат две фирмы с одинаковым названием ООО «Сервисная компания». У одной из них номера телефонов и электронная почта совпадают с ИП Алена Соколова. Среди заказчиков компании — МВД (в том числе один из контрактов по уходу за лошадьми, который упоминался выше), прокуратура и Следственный комитет. Сумма соглашений выше — от 21 до 92 миллионов в год (в период с 2014-го по 2018 год). Главные заказы — эксплуатация зданий и клининговые услуги.

Компании Евгения Ильина  — ООО «Планета чистоты» и ООО «Планета чистоты — регионы» также специализируются на клининговых услугах. Первое ООО получило в 2018 году контракты на 122 миллиона рублей (в основном благодаря соглашению со Сбербанком), второе — на 11 миллионов рублей (за счет госучреждений и силовиков).

 

Источник: Первое антикоррупционное СМИ