Ликвидация…

А ведь совсем недавно было непонятно, для чего Следственный комитет взялся фиксировать все правонарушения украинской стороны и возбуждать бесперспективные, казалось бы, уголовные дела.

Допросами почти 2 тыс. украинских военнослужащих, сдавшихся на территории завода «Азовсталь» в Мариуполе, занялась спецбригада центрального аппарата Следственного комитета России (СКР). В ДНР следователи прибыли для расследования дел в отношении наемников — иностранных граждан, служивших в ВСУ, но по ходу следственных действий им пришлось переориентироваться.

Украинские военнослужащие, сдавшиеся на территории завода «Азовсталь» в Мариуполе

Украинские военнослужащие, сдавшиеся на территории завода «Азовсталь» в Мариуполе

Фото: Alexander Ermochenko/File Photo, Reuters

Два десятка следователей главного следственного управления СКР прибыли в Донецк на усиление уже работавших там следователей военного главка комитета. Изначально предполагалось, что в их производство поступят самые резонансные уголовные дела, возбужденные в отношении попавших в плен военнослужащих, в том числе иностранцев, служивших в ВСУ. Им инкриминируется ст. 359 (наемничество) УК.

Однако вскоре после того, как прибывшие в командировку — а она займет до трех месяцев — следователи и криминалисты занялись гражданами Великобритании, Польши, Грузии и других стран, воевавших в ДНР и ЛНР, блокированные на «Азовстали» украинские силовики, в том числе из печально известного полка «Азов», которых в России называют националистами, начали массово сдаваться. В связи с тем, что со сложившими оружие военными нужно проводить неотложные следственные действия, большинство московских следователей, утверждает источник «Ъ», переориентировали на них.

Следует отметить, что, в отличие от ранее задержанных иностранцев, которые автоматом стали фигурантами расследования по ст. 359 УК, судьба «азовцев» не столь однозначна. Их командирам, в основном заочно, были предъявлены обвинения по нескольким статьям Уголовного кодекса, в том числе по ст. 317 (посягательство на жизнь военнослужащего), ст. 356 (применение запрещенных средств и методов войны), ст. 105 (убийство) и проч. Напомним, что Генпрокуратура РФ обратилась в Верховный суд с иском о признании «Азова» террористической организацией, что даст возможность в будущем инкриминировать его участникам еще и соответствующую ст. 205 УК.

Однако сейчас с большинством военных следственные действия проводятся в ином качестве — свидетелей. Как утверждает источник «Ъ», их юридически оформляют как административно задержанных командирами тех вооруженных формирований, которые их захватили.

В дальнейшем предполагаются их аресты. Избрать меры пресечения нескольким тысячам человек в российских судах довольно сложно, поэтому их своими решениями арестовывают прокуроры ДНР или ЛНР, постановления которых можно обжаловать в судах. Подобную статистику «Ъ» получить не удалось.

После этого пленных отправляют в одну из колоний на территории ДНР, которая была освобождена от других заключенных, или в заведения пенитенциарной системы Ростовской области.

В результате на данном этапе получаются расследования, где одновременно участвуют силовики и правоохранительные органы сразу трех стран, которые, правда, связывают договора о сотрудничестве, в том числе международно-правового характера. Однако дальнейшие судебные перспективы у подобных дел пока туманны. Во всяком случае, по данным защитников, представляющих интересы украинских военнослужащих, сложности могут возникнуть при рассмотрении дел, расследованных следователями РФ, в судах ЛНР и ДНР из-за несоответствия нормативно-правовой базы между странами. В Верховном суде ЛНР «Ъ», правда, заявили, что такие «совместные» уголовные дела к ним пока не поступали.

Источник: «Коммерсантъ»