Министр создания чрезвычайных ситуаций

МЧС при экс-министре Пучкове само по себе представляло собой чрезвычайную ситуацию. Однако, пока что бывший глава ведомтсва проходит по уголовному делу о злоупотреблении служебными полномочиями лишь свидетелем. Но это только пока.

Ирина Мишина

Неприятности у бывшего министра начались еще в 2015 году, когда Тверской суд арестовал его бывшего первого заместителя — Сергея Шлякова. По версии следствия, Шляков​ пытался продать должность и.о. губернатора Ярославсккой области. В обмен за это бывший заместитель главы МЧС требовал 1 млн руб. Бывший следователь Генеральной прокуратуры РФ по особо важным делам , адвокат Владимир Калиниченко высказал «Новым Известиям» такую точку зрения: «В силовых структурах, да и не только в них, есть такая практика: если официально снимают с должности первого заместителя – руководитель автоматически подает рапорт об отставке. Во всем мире так. Только у нас почему-то все по-другому. После скандала с арестом своего первого заместителя Пучков продолжал работать…Что касается дела, свидетелем по которому он проходит, это статья 285 УК РФ – «злоупотребление служебными полномочиями». Она предусматривает от 3-х до 10-и лет лишения свободы».

Скандал с арестом Шлякова был только началом громких «проколов» МЧС. 25 марта 2017 года произошел крупнейший за последнее время пожар в кемеровском ТРЦ «Зимняя вишня». Тогда погибли 60 человек, в том числе 41 ребенок. Сотрудники правоохранительных органов по факту случившегося арестовали 11 человек. Задержания коснулись и сотрудников МЧС. В частности, был арестован руководитель операции по тушению пожара Андрей Бурсин. Ему предъявили обвинения по ч. 3 ст. 293 УК РФ (преступная халатность). А до этого на нары пошел руководитель главного управления МЧС России по Кемеровской области Александр Мамонтов (его обвинили в растрате и халатности). Когда у Владимира Пучкова спросили, как он оценивает действия спасателей, экс-министр заявил, что пожарные, по его мнению, «сделали все, что от них зависит». Вскоре после этого заявления в программе «Бесогон» Никиты Михалкова, который известен своей близостью к президентским структурам, было рассказано о полном развале работы в МЧС. Говорилось о резком сокращении личного состава, об увольнении квалифицированных кадров, о нецелевом расходовании бюджетных средств, развале технического обеспечения работы ведомства. «По состоянию на 2017 год в среднем по МЧС сокращено 30% личного состава, в караулах до 50%. Т.е. тушить пожары в 17-м году стало фактически некому», — прозвучало в программе.

Вскоре Пучков был снят с должности. Он пытался найти новое место работы, даже выдвинул свою кандидатуру на пост сенатора от Приморья. Однако в Следственном комитете заподозрили , что кемеровские спасатели могли находиться в сговоре, чтобы помешать расследованию дела о пожаре в ТРЦ «Зимняя вишня». Грянули проверки. По итогам ревизии в МЧС было выявлено 280 тыс. нарушений противопожарных норм. Но на этом дело не закончилось…

Объект МЧС на бывшей сталинской даче
Фотографировать хоромы МЧС почему-то запрещено

Генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов рассказал «Новым Известиям»: «Над Пучковым тучи сгущались давно. Он фактически превратил МЧС в систему «отмыва» денег. Учет и контроль в этой структуре при нем фактически был упразднен: никто не знал,сколькоквадратных метров сгорело при пожаре, сколько и куда отправлено палаток, куда подевалась гуманитарная помощь. Нам показывали по ТВ «Русланы», груженые гуманитарной помощью, но по факту эта помощь систематически толи не доходила до места назначения, то ли исчезала… Вообще, МЧСпревратилось вширокое поле деятельности для человека, не обремененного понятиями честности и морали».

В принципе, все это подтвердила масштабная внутренняя аудиторская проверка, которая прошла в МЧС в мае-июне этого года. О некоторых ее результатах доложил президенту новый министр МЧС Евгений Зиничев. Основной проблемой в докладе названа кадровая. Если кратко, то ведомство стало аналогом сказки Салтыкова-Щедрина «О том, как один мужик двух генералов прокормил». В МЧС при Пучкове на одного пожарного фактически приходилось если не два генерала, то уж два чиновника точно. Из-за этих «кадровых реформ» дошло до того, что представители противопожарной службы ввиду их малочисленности вместо тушения пожаров и спасения людей занимались только фиксацией ЧП с помощью фото- и видеоаппаратуры. Что касается пожаров, тушить их фактически было уже некому… Так и случилось в июле этого года. Все началось с того, что в «Твиттере» финнский пограничный отряд по Лапландии опубликовал следующую информацию: «Внимание все, кто планирует поехать в Россию через пункт пропуска «Райя-Йоосеппи»! Движение после пункта пропуска «Лотта» дальше, вглубь России, временно невозможно из-за распространившегося на дорогу лесного пожара».

А пришел этот пожар из Мурманской области, где тушить его, как выяснилось, было попросту некому. Ситуация сложилась катастрофическая Горел Лапландский заповедник, огонь бушевал в Кандалакшском, Ловозерском, Печенгском районах. Один из пожаров был зафиксирован неподалеку от села Териберки Кольского района, где местные власти проводили фестиваль с песнями и плясками. Поскольку тушить огонь оказалось некому, администрация Кольского района обратилась за помощью к добровольцам, которых набралось всего лишь человек 15-20. Им пообещали по пять тысяч рублей за день борьбы с пламенем…

Бывший начальник териберкской пожарной части Владимир Кичигин прокомментировал случившееся: « Есть инструкция: государственная противопожарная служба не имеет права тушить далее, чем в 200-х метрах от дороги. Их оснащение не рассчитано на удаленные пожары. Этим должна заниматься авиалесоохрана. Но с ней администрации районов и городов должны заключать договоры. А денег нет. Вот никто и не тушит». «Мы, бывало, вообще брали бутылку пластиковую, в крышечке дырки делали, воды наливали и так „прыскали“. У нас в машине всегда штук пять таких бутылок было. Мы с ребятами так и тушили», — рассказал бывший пожарный.

Тот факт, что к тушению пожаров привлекают в последнее время невооруженных добровольцев, подтвердили и в районной администрации Мурманской области. У пожарных не оказалось ни мотопомп, ни «рукавов» для тушения огня… Придут ли волонтеры тушить пожары ведрами и чайниками в следующий раз – вопрос риторический.

А сейчас несколько цифр из проверки в МЧС, которую провело новое руководство этого ведомства в нынешнем году. « Из-за сокращений на 50% штата Государственного пожарного надзора на каждого из 9,8 тыс. инспекторов приходится более тысячи объектов (всего их в стране около 10 млн). Кадровый голод ощущается в авиационных отрядах МЧС. .. Дефицит работников возник в результате оптимизации персонала, проходившей в 2014–2018 годах. Из-за этого упало и качество тушения пожаров. Бюджет спасателей постоянно сокращался: в 2015 году он составил 183,4 млрд рублей, в 2016-м — 172,0 млрд, в 2017-м — 168,7 млрд».

Что касается техники, то тут в МЧС ситуация просто катастрофическая. Из госпрограммы вооружений исключены высотная техника, автолестницы, специальные подъемники на сумму более 1 млрд рублей, боевая одежда пожарных на сумму более 75 млн рублей, пожарные рукава — более 39 тыс. единиц на сумму более 170 млн рублей. Вместе с тем, в госпрограмму оснащения МЧС при Владимире Пучкове зачем-то были включены 2 тыс. беспилотников на 450 млн рублей, хотя реальная потребность в них, по мнению проверяющих, намного меньше. Кстати, МЧС и сейчас имеет на вооружении большое количество беспилотников вертолетного типа. Беда в том, что они практически не нужны: их технические характеристики не соответствуют потребностям тушения пожаров. На что же были потрачены Пучковым и его окружением бюджетные деньги? Думаю, это вопрос , который не в последнюю очередь заинтересует следователей из СКР. Кстати, именно при Владимире Пучкове МЧС обзавелось шикарными офисамина территории бывшей Сталинской дачи. Туда не раз подъезжали иномарки, груженые едой и напитками…

По поводу будущего МЧС есть разные версии. Наш источник в МВД высказал мнение, что есть планы выделить Пожарную охрану в отдельную структуру. Это косвенно подтверждают и мнения экспертов. Вот, например, что заявил заслуженный спасатель России Александр Гофштейн:

«После ухода Шойгу на его место пришел человек с конторским образованием, статс-секретарь — это зав. канцелярией. И выяснилось, что в министерстве стали доминировать не вопросы профессионализма, а личные связи. Уволили множество замечательных людей, которые не подходили по принципу личной преданности».

По мнению Гофштейна, потребность в реформировании министерства возникла давно. «Существует большой пласт в МЧС — гражданская оборона, пришедшая из армии, она сейчас болтается сама по себе и паразитирует в МЧС. Еще при Шойгу существовало мнение, что гражданскую оборону нужно вернуть Министерству обороны. Вторая часть — это пожарные, военизированная структура, которая раньше принадлежала МВД. Третья часть, гражданская, это спасатели, наиболее универсальная , наиболее профессиональная и образованная часть работников министерства… Мой прогноз в том, что эти три службы следует давно разделить, и тогда МЧС станет гармонично работающей структурой. Спасателей нужно оставить как спасателей, возможно, понизить статус министерства до агентства или службы, свести до ноля разросшийся бюрократический аппарат и начать разделение профессий», — считает эксперт.

Что касается судьбы экс-министра МЧС Пучкова, то , скорее всего, о почетной отставке ему мечтать не стоит.

«Я не исключаю, что будущее Пучкова будет не безоблачно, — говорит генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов.- В новый состав правительства он не вошел, и его не отпустили «с миром», более того, вызвали на допрос в СКР. Его деятельность на посту министра МЧС сейчас тщательно расследуется. Какие могут быть преференции, когда речь идет о безопасности и жизни людей?! К тому же сейчас политический момент таков, что президент от любого громкого разоблачения только выиграет».

 

Источник: Новые известия