Во что выльется конфликт московской власти и оппозиции?

Блогеры оценивают перспективы предвыборного конфликта между оппозицией и властью в Москве.

СМИ и социальные сети продолжают обсуждать события вокруг острого политического конфликта в Москве.

Так, телеграм-канал Околокремля привёл последние социологические данные, которые могут прояснить дальнейшие перспективы этой ситуации:

«Последний социологический опрос от фонда «Петербургская политика» по протестным настроениям москвичей наполнен парадоксами. С одной стороны, высокая удовлетворенность работой мэра Сергея Собянина (64,8%) и изменениями в городе (56%), с другой, — ощущение тревоги (64,3%). Десятая часть жителей Москвы декларирует готовность участвовать в акциях несистемной оппозиции (при 20% сочувствующих), но при этом наиболее консенсусное мнение, — что сами кандидаты нарушили правила и виноваты в своем не допуске (21%). И всё это сопровождается аномально высокой ожидаемой явкой на выборы в МГД (55,8%).

Если не ввязываться в споры о методологии исследования, то эти данные говорят одну простую вещь: протесты вокруг МГД — это не протесты по московской повестке. Москвичи (и видимо изрядная доля самих участников акций) вполне довольны джентрификацией города, с изрядной долей скепсиса относятся к требованиям оппозиционеров, но уже давно искали возможность выразить недовольство общим состоянием дел в стране и своим социально-экономическим положением.

Об этом мы писали еще в мае, применительно к опросу «Левада-центра» о протестном потенциале россиян: «в обществе до сих пор осталось напряжение от пенсионной реформы, но, одновременно, появилось определенное разочарование после того, как протестная активность в защиту прав трудящихся не нашла у соотечественников должной поддержки ’’на улице’’. В этой связи отдельные кейсы в регионах вызывают интерес в плане реакции властей и их готовности идти на уступки по разным вопросам».

Тот же майский опрос показал, что россияне стали по-другому, более целенаправленно интересоваться протестами в регионах. И заслуга московских оппозиционеров (не без «помощи» мэрии Москвы) в том, что они смогли из заурядных выборов в МГД создать общественно-политическую проблему, которая теперь аккумулирует негатив в адрес федеральных властей. В том числе и в регионах, наблюдающих за Москвой в преддверии ЕДГ-2019…»

К чему идет конфликт московской власти и несистемной оппозиции?

«Резонанс, который получили аресты и обыски у оппозиционеров в Москве подтверждают наше предыдущее наблюдение о том, что кризис выходит на федеральный уровень. Комментарии, прозвучавшие от крупных федеральных чиновников и политиков, выводят эту историю из категории «личных проблем Собянина» на более высокий уровень.

Мэрия Москвы не смогла (не захотела?) перевести ситуацию в плоскость юридических боданий с МГИК и судебных прений. При этом новый «силовой» сценарий с привлечением московского СК РФ de facto легитимизирует дискурс оппозиционеров об априори политическом характере их недопуска до выборов в МГД. Более того, вменение оппозиционерам 141 статьи УК о «воспрепятствовании осуществлению избирательных прав» (которая применялась ранее к кейсам о фальсификации выборов со стороны местных властей) как будто нарочно не оставляет никакой иной трактовки ситуации.

И здесь ключевым является вопрос: какое у городских властей стратегическое видение перспектив этого политического кризиса? Избежать массовой несогласованной акции с помощью уголовного дела можно, но что дальше? Сознательная эскалация означает риск протестного голосования, а при наихудшем сценарии — превращения выборов в МГД в вотум (не)доверия властям.

Ровно по этой же логике может пойти и ЕДГ-2019 в регионах, где внимательно следят за московскими трендами. Мы уже видим, как формирующаяся демократическая коалиция через «умное голосование» стирает пыль с призыва Алексея Навального «голосовать за любую другую партию». Создаются предпосылки для вмешательства федеральных сил в зреющий кризис. Однако до сентября он не войдет в фазу кульминации, а значит, у мэрии еще есть шансы предъявить козыри, спрятанные в рукаве и переломить тренд…»

***

Однако социолог Элла Панеях гораздо более пессимистично для российской оппозиции оценила эту ситуацию в своем блоге:

«Хреновее, чем когда сбываются самые дурные предчувствия, бывает только тогда, когда сбываются обоснованные, тщательно просчитанные негативные экспертные прогнозы. Особенно когда с ними никто особо не был согласен, и у тебя до последнего тлела надежда, что правы все эти умные люди, а не ты. Ребята, мы наблюдаем не распад, а созревание пост-крымского репрессивного политического режима. Он уже не младенчик — пять лет прошло — но основные черты еще только заканчивают формироваться, не то, что затвердевать.

У него еще много ресурса закручивания гаек — и расчехляется этот ресурс при исчерпании всех услово-мирных, формально-легалистских форм подавления активности социума. Не оппозиции подавления, а всего развития социума, который из своей текущей политической формы продолжает потихонечку вырастать, создавая для властей на всех уровнях новые риски. Дальше проходится очередная «точка невозврата», и в ход идут дубинки и уголовные дела, в новом масштабе, и против тех, кто раньше мог особенно не бояться. Дальше достигнутый уровень насилия становится новой рутиной, переходя в латентную форму, и уже в этих рамках общество начинает нащупывать новые пути консолидации, возможности незабаненной до сих пор активности, и, как результат, рано или поздно — сопротивления наложенным властью ограничениям. У власти запаса силового ресурса ещё хватит на несколько таких циклов.

У общества тоже еще, мне кажется, хватит потенциала роста на несколько таких циклов. Как далеко зайдет раскрутка цикла насилия, пока либо власть выдохнется, и начнет сдавать назад, либо общество будет ею полностью закатано под асфальт («подморожено», как это называлось в одной из предыдущих серий того же кино), и упадет в стагнацию на десятилетия, что позволит властям начать снижать уровень репрессивности, не рискуя собственно властью — сложно сказать…»

 

Источник: Новые известия